Случайный афоризм
Назвать предмет - значит уничтожить три чверти поэтического шара, который дается временным отгадыванием; навеять - вот идеал. Малларме
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

а тем паче — разрешить христианское погребение. Аббат Миньо возразил, что мосье де Терсак 
придерживается в данном случае очень строгой, но и очень узкой точки зрения, за которую ему 
придется отвечать перед архиепископом и Верховным трибуналом.
     — Будьте уверены, — сказал он, — что я буду апеллировать в эти инстанции.
     — Поступайте, как вам угодно, мосье, — отвечал каноник.
     Аббат Миньо направился к приветливому, недалекому, но хитрому аббату Готье. Может 
быть, Готье сумеет добиться от умирающего более исчерпывающего разъяснения, которое 
удовлетворит требования церкви. Польщенный аббат обещал сделать все, что в его силах.
     Однако сразу после беседы с Миньо каноник вспомнил о неприятном скандале, который 
вызвал в свое время отказ в погребении актрисе Лекуврер. Он испугался, что если снова подует 
враждебный ветер вольнодумства, то архиепископ свалит вину на него. Он раскаялся в своей 
смелости и попросил аббата Миньо зайти к нему еще раз.
     Аббат сообщил канонику, что Готье пытается добиться от Вольтера более широкого 
признания символа веры. Каноник помолчал, потом вежливо и деловито заявил, что вынужден 
вследствие полученного им прямого распоряжения отказать мосье де Вольтеру в христианском 
погребении в своей общине, но что он не воспользуется правом не выдать тело умершего.
     — Значит ли это, — спросил Миньо, — что я смогу достойно похоронить покойного в 
другом месте?
     — Это уже не в моей компетенции, — ответил каноник.
     — Но вы дадите мне разрешение вывезти тело из Парижа? — повторил вопрос Миньо.
     — Да, мосье, — отвечал каноник.
     — Не будете ли вы любезны, — желая застраховать себя, спросил Миньо, — выдать мне 
письменное разрешение?
     — Как вам угодно, — ответил, слегка обидевшись, каноник и написал разрешение.
     Потом он вспомнил, что аббат Готье всегда пользовался некоторой симпатией Вольтера, и 
решил, что, пожалуй, этому недалекому, но с хитрецой человеку и удастся выжать из 
умирающего сенсационное заявление. Люди перед смертью говорят порой бог знает что, а 
дуракам нередко везет. Отбросив в сторону ложное самолюбие, каноник решил, вопреки 
прежнему своему заявлению, сделать последнюю попытку примирить великого еретика с 
церковью. Очень крупными буквами он написал: «Я, Вольтер, верю в божественность Христа». 
Слова эти каноник собирался показать Вольтеру и удовлетворился бы, если бы тот в 
присутствии свидетелей начертал под ними одну только букву «V». Он срочно пригласил к себе 
Миньо и Готье, и три священника направились к дому, где Вольтер заканчивал свои последние 
счеты с жизнью.
     — Только самое простое «V», месье, — объяснял каноник по дороге двум другим. — 
Палочка вниз и палочка вверх. Никто не скажет, что церковь недостаточно терпима.
     Вольтер уже давно находился по ту сторону мирских забот. Жестокая боль терзала, жгла и 
рвала его внутренности. По временам он впадал в приятное забытье, но ненадолго. Доктор 
Троншен думал, не дать ли ему наркотик. Он не хотел, чтобы его друг умирал мучительно и 
безобразно. В то же время он полагал, что человек, который в течение всей своей жизни с 
радостью принимал все, что она приносила ему, — и хорошее и дурное, не захотел бы проспать 
свои последние минуты, как бы тяжелы они ни были. Доктор надеялся, что, испытывая такую 
боль, этот еретик и насмешник раскается в своей дурацкой жизни. Но, как только боли утихали, 
врач, к великому своему разочарованию, видел, что на старом, высохшем лице Вольтера не 
было и тени раскаяния, выражения внутренней муки. Напротив, умиравший с какой-то 
радостью смотрел на лист бумаги, висевший над его постелью и возвещавший, что он, Вольтер, 
добился запоздалой справедливости для покойного генерала. И, с неприятным удивлением 
слушая бормотанье умирающего, врач был свидетелем того, как Вольтер в последний свой час, 
вместо того чтобы вспоминать о своих грехах, остроумно и цинично говорил с умершими 
друзьями, злобно издевался над мертвыми врагами, работал над выражением «ad patres»  для 
статьи в словаре. А употреблялось это выражение для обозначения человека, отправившегося к 
праотцам, то есть умершего.
     Когда прибыли каноник и оба аббата, вокруг умирающего собрались доктор Троншен, 
слуга Моран, маркиз и маркиза де Вийет и мадам Дени. Каноник подошел к постели и 
проговорил:
     — Мосье де Вольтер, ответствуйте! Раскаиваетесь ли вы? Верите ли вы в божественность 
Христа?
     Больной посмотрел на него ясным взглядом и ничего не ответил.
     Тогда каноник склонился над ним, и Вольтер поднял неописуемо слабую, неописуемо 
худую руку. Чуть заметная счастливая улыбка пробежала по лицу каноника. Он решил, что 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.