Случайный афоризм
Ещё ни один поэт не умер от творческого голода. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

а тем паче — разрешить христианское погребение. Аббат Миньо возразил, что мосье де Терсак 
придерживается в данном случае очень строгой, но и очень узкой точки зрения, за которую ему 
придется отвечать перед архиепископом и Верховным трибуналом.
     — Будьте уверены, — сказал он, — что я буду апеллировать в эти инстанции.
     — Поступайте, как вам угодно, мосье, — отвечал каноник.
     Аббат Миньо направился к приветливому, недалекому, но хитрому аббату Готье. Может 
быть, Готье сумеет добиться от умирающего более исчерпывающего разъяснения, которое 
удовлетворит требования церкви. Польщенный аббат обещал сделать все, что в его силах.
     Однако сразу после беседы с Миньо каноник вспомнил о неприятном скандале, который 
вызвал в свое время отказ в погребении актрисе Лекуврер. Он испугался, что если снова подует 
враждебный ветер вольнодумства, то архиепископ свалит вину на него. Он раскаялся в своей 
смелости и попросил аббата Миньо зайти к нему еще раз.
     Аббат сообщил канонику, что Готье пытается добиться от Вольтера более широкого 
признания символа веры. Каноник помолчал, потом вежливо и деловито заявил, что вынужден 
вследствие полученного им прямого распоряжения отказать мосье де Вольтеру в христианском 
погребении в своей общине, но что он не воспользуется правом не выдать тело умершего.
     — Значит ли это, — спросил Миньо, — что я смогу достойно похоронить покойного в 
другом месте?
     — Это уже не в моей компетенции, — ответил каноник.
     — Но вы дадите мне разрешение вывезти тело из Парижа? — повторил вопрос Миньо.
     — Да, мосье, — отвечал каноник.
     — Не будете ли вы любезны, — желая застраховать себя, спросил Миньо, — выдать мне 
письменное разрешение?
     — Как вам угодно, — ответил, слегка обидевшись, каноник и написал разрешение.
     Потом он вспомнил, что аббат Готье всегда пользовался некоторой симпатией Вольтера, и 
решил, что, пожалуй, этому недалекому, но с хитрецой человеку и удастся выжать из 
умирающего сенсационное заявление. Люди перед смертью говорят порой бог знает что, а 
дуракам нередко везет. Отбросив в сторону ложное самолюбие, каноник решил, вопреки 
прежнему своему заявлению, сделать последнюю попытку примирить великого еретика с 
церковью. Очень крупными буквами он написал: «Я, Вольтер, верю в божественность Христа». 
Слова эти каноник собирался показать Вольтеру и удовлетворился бы, если бы тот в 
присутствии свидетелей начертал под ними одну только букву «V». Он срочно пригласил к себе 
Миньо и Готье, и три священника направились к дому, где Вольтер заканчивал свои последние 
счеты с жизнью.
     — Только самое простое «V», месье, — объяснял каноник по дороге двум другим. — 
Палочка вниз и палочка вверх. Никто не скажет, что церковь недостаточно терпима.
     Вольтер уже давно находился по ту сторону мирских забот. Жестокая боль терзала, жгла и 
рвала его внутренности. По временам он впадал в приятное забытье, но ненадолго. Доктор 
Троншен думал, не дать ли ему наркотик. Он не хотел, чтобы его друг умирал мучительно и 
безобразно. В то же время он полагал, что человек, который в течение всей своей жизни с 
радостью принимал все, что она приносила ему, — и хорошее и дурное, не захотел бы проспать 
свои последние минуты, как бы тяжелы они ни были. Доктор надеялся, что, испытывая такую 
боль, этот еретик и насмешник раскается в своей дурацкой жизни. Но, как только боли утихали, 
врач, к великому своему разочарованию, видел, что на старом, высохшем лице Вольтера не 
было и тени раскаяния, выражения внутренней муки. Напротив, умиравший с какой-то 
радостью смотрел на лист бумаги, висевший над его постелью и возвещавший, что он, Вольтер, 
добился запоздалой справедливости для покойного генерала. И, с неприятным удивлением 
слушая бормотанье умирающего, врач был свидетелем того, как Вольтер в последний свой час, 
вместо того чтобы вспоминать о своих грехах, остроумно и цинично говорил с умершими 
друзьями, злобно издевался над мертвыми врагами, работал над выражением «ad patres»  для 
статьи в словаре. А употреблялось это выражение для обозначения человека, отправившегося к 
праотцам, то есть умершего.
     Когда прибыли каноник и оба аббата, вокруг умирающего собрались доктор Троншен, 
слуга Моран, маркиз и маркиза де Вийет и мадам Дени. Каноник подошел к постели и 
проговорил:
     — Мосье де Вольтер, ответствуйте! Раскаиваетесь ли вы? Верите ли вы в божественность 
Христа?
     Больной посмотрел на него ясным взглядом и ничего не ответил.
     Тогда каноник склонился над ним, и Вольтер поднял неописуемо слабую, неописуемо 
худую руку. Чуть заметная счастливая улыбка пробежала по лицу каноника. Он решил, что 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.