Случайный афоризм
Наша эпоха опасно играет печатными силами, которые похуже взрывчатых веществ. Альфонс Доде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Ферне, работал с удвоенной энергией. Правда, ему мешало отсутствие преданного помощника, 
Ваньера, но, стиснув зубы и поглощая еще больше кофе, чем обычно, он писал и диктовал.
     Работал он не только над трагедией «Агафокл», предназначенной для «Театр Франсе», в 
которой все еще не хватало нескольких сцен. Его занимал уже новый, куда более честолюбивый 
замысел.
     Вольтер и французский язык были единым целым. Язык был орудием, которым он 
работал, почвой, которая его питала, единственной возлюбленной, которой он никогда не 
пресыщался. Он предложил Академии основательно обновить устаревший словарь 
французского языка. Члены Академии приняли его предложение довольно холодно. Они знали, 
что он требует от них черной и неблагодарной работы. Было ясно, что если они примутся за это 
великое дело в таком настроении, то ничего не получится.
     Чтобы их подхлестнуть, Вольтер принялся составлять манифест, разъясняющий, сколь 
важное значение имел бы такой современный словарь для жизни нации. Вольтер изложил и 
способ модернизации этого великого творения. Более того, чтобы показать, как должны 
выглядеть отдельные статьи, он стал работать над самой объемистой и трудной буквой — «А». 
Он писал со страстью. Его манифесты, его статьи должны быть такими, чтобы увлечь 
остальных, воодушевить даже ленивых и тупых и преисполнить их восторга перед силой и 
изяществом французской речи.
     Среди всей этой работы он еще находил время принимать посетителей и делать визиты. 
Он присутствовал на заседаниях Академии, смотрел в «Театр Франсе» свою пьесу «Альзира» и, 
не обращая внимания на усталость, принимал овации публики.
     Он обещал Академии прочесть «Манифест о словаре» на заседании 11 мая. Но 11 мая он 
почувствовал себя слишком слабым, чтобы выйти из дому, и вынужден был лечь в постель. 
Чтение отложили на неделю.
     На следующий день, 12 мая, состояние Вольтера ухудшилось. Ходивший за ним слуга 
Моран хотел пригласить доктора Троншена, но больной запретил это, — ему было неприятно 
видеть врача, который оказался, бесспорно, прав. В это время прибыл друг Вольтера, 
престарелый герцог Ришелье. Увидев Вольтера, корчившегося от боли, он порекомендовал ему 
принять препарат опиума, помогавший герцогу в подобных случаях. Нетерпеливый Вольтер 
принял слишком большую дозу, и боли его усилились. Он впал в забытье и все звал Ваньера.
     — Ваньера нет в Париже, — мягко сказала мадам Дени. — Вы отправили его в Ферне.
     Но Вольтер кричал:
     — Ваньер, Ваньер, где же вы?
     Пришлось пригласить Троншена. Тот дал больному противоядие против опиума. Придя в 
сознание, Вольтер печально произнес:
     — Вы были правы, мой друг, мне нужно было вернуться в Ферне.
     Уходя, Троншен сообщил близким Вольтера, что спасти его уже нельзя, ему осталось 
жить несколько недель, не более.
     Семнадцатого мая члены Академии спросили, могут ли они рассчитывать, что доклад 
Вольтера о словаре состоится на следующий день.
     — Перенесите мой реферат на двадцать пятое, — ответил Вольтер.
     Двадцать пятого мая Троншен сказал, что Вольтер не проживет и недели.
     Двадцать шестого мая стало известно, что Верховный суд единогласно, семьюдесятью 
двумя голосами, отменил приговор по делу генерала Лалли. Вольтер ожил. Он продиктовал 
письмо сыну Лалли: «Получив это радостное известие, умирающий возрождается к жизни. 
Нежно обнимаю мосье де Лалли. Я вижу, несмотря ни на что, справедливость жива, и потому 
умираю с миром». И дрожащей рукой написал на большом листе: «26 мая злодейски 
несправедливый приговор над генералом Лалли отменен Трибуналом семидесяти двух, всеми 
семьюдесятью двумя голосами». Этот лист он велел повесить против своей кровати так, чтобы 
тот был на виду у него и у каждого, кто придет к нему.
     
     
     Близкие Вольтера старались обеспечить ему достойное погребение, ради которого он так 
унизил себя. Они скрывали его тяжелое состояние, чтобы высшие церковные власти не успели 
воспрепятствовать похоронам.
     Тем временем племянник Вольтера, аббат Миньо, настоятель аббатства Сельер, человек 
всеми уважаемый, вел тайные переговоры с компетентным представителем церкви мосье де 
Терсаком, каноником собора Сен-Сюльпис. Он просил приобщить умирающего святых тайн, 
поскольку тот признал себя верующим. Каноник сухо ответил, что, как он уже заявил, его не 
удовлетворяет такое признание. Поэтому он не может дать последнее напутствие умирающему, 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.