Случайный афоризм
В процессе писания есть нечто бесконечное. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     — Нет, сир, — заявила Туанетта, — я не даю вам ни одной минуты.
     Гамен вынужден был удалиться.
     — Итак, что случилось, мадам? — ворчливо спросил Луи.
     Туанетта бросила на него сияющий взгляд.
     — Я пришла к тебе не одна, Луи, — сказала она.
     Луи недоверчиво посмотрел на нее.
     — Кого же вы привели? — полюбопытствовал он.
     — Нет, я пришла одна, — ответила Туанетта, — и все-таки нас двое.
     И так как на его тучном лицо отразилось полное недоумение, она продолжала:
     — Вы все еще не догадываетесь?
     Он подумал, потом нерешительно спросил:
     — Вы беременны, мадам?
     — Да, да, да, — воскликнула она, ликуя.
     — Нет, в самом деле беременны? — все еще полный недоумения, повторил он.
     — Лассон уверяет, что сомнений нет.
     Он наконец поверил, лицо его просияло, карие, широко поставленные глаза сверкнули, 
толстые щеки затряслись, маленький двойной подбородок дрогнул. Он со звоном отбросил 
молоток и изо всех сил ударил себя по ляжкам.
     — У нас будет ребенок, — вскричал он, задыхаясь. Он еще раз ударил себя по ляжкам и 
потной, черной от сажи рукой похлопал Туанетту по спине. — Ребенок! — кричал он. — У нас 
с вами! Дофин! — И, захохотав своим грубым смехом, он принялся бегать по комнате и 
плясать. Потом обнял Туанетту и расцеловал ее.
     — Тони, Тони, — восклицал он на своем ломаном немецком языке. И, обойдя вокруг 
Туанетты, недоверчиво посмотрел на ее широкую юбку, ткнул в нее толстым пальцем и, 
широко улыбаясь, сказал: — Людовик Семнадцатый.
     Они долго сидели вдвоем, счастливые, и не обращали внимания на то, что и ее кожа и 
платье сделались совсем грязными.
     — Теперь вы должны следить за собой, — важно поучал он ее. — Купаться ежедневно, 
только смотрите, чтобы вода была не слишком горячей и не слишком холодной. Подолгу не 
сидеть в ванне. И никаких волнений. Не думайте ни о войне, ни о своем бюджете, думайте 
только о ребенке, о дофине.
     — Еще бы! — заверила она. — Уж тут вам не придется меня уговаривать.
     Потом она стала припоминать, когда именно забеременела. По-видимому, в тот день, 
когда он так скверно обошелся с доктором Франклином, а потом, раскаявшись, примчался к ней 
в Трианон.
     — Разве это не знамение? — спросила она. — Разве не подтверждает это самым 
поразительным образом, что я поступила правильно и что это угодно господу богу? Иначе как 
бы он мог сподобить меня такой благодати?
     Луи ничего не ответил, он продолжал поглаживать ее обнаженную спину, отчего та 
становилась все черней.
     — И подумать только, — сказала Туанетта, — когда вы были у меня, на нас смотрели с 
портрета мои старые дяди. Все это так странно и радостно и, несомненно, что-то значит. Но он 
не поддержал этот разговор, а пожелал немедленно написать ее матушке.
     — Собственноручно, — гордо добавил он, — и по-немецки. И десять тысяч ливров 
жертвую беднякам.
     Туанетта сообщила о событии всем своим близким. Габриэль разделяла счастье своей 
подруги, но была молчалива. Ей нужно было время, чтобы обдумать надежды и опасения, 
связанные с этим событием.
     А потом Туанетта говорила с Водрейлем. Без всякого смущения сообщила она ему, что 
родит дофина, которого ждут Франция и мир. Она была так поглощена значением этой новости, 
что совершенно забыла о своих отношениях с Водрейлем и о своем обещании. Ей казалось само 
собой разумеющимся, что все, буквально вся страна, разделяют ее радость.
     Водрейль заставил себя спокойно сказать ей своим низким голосом:
     — Примите мои сердечные поздравления, мадам.
     Но он был охвачен холодной яростью, и в эту секунду его влечение к ней угасло 
окончательно. Значит, этот болван Луи сумел все-таки добиться своего. Туанетта гордилась 
тем, что забрюхатела; ни дать ни взять, мещанка, скопившая достаточно су, чтобы нанять 
кормилицу. Да, пришло время развязать наконец войну и покинуть двор. Он должен уехать, 
пока Туанетта не слишком раздалась, иначе ему придется краснеть и за нее, и за себя.
     О своем решении, а также о том, как опротивел ему Версаль, он рассказал Дезире. Возня, 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.