Случайный афоризм
Для того чтобы быть народным писателем, мало одной любви к родине, - любовь дает только энергию, чувство, а содержания не дает; надобно еще знать хорошо свой народ, сойтись с ним покороче, сродниться. Николай Александрович Островский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

закричал: «Прекрасно, замечательно», — и Водрейль опять был разочарован. А народ 
радовался, но сейчас уже не решался аплодировать. Все сидели тихо и приветливо поглядывали 
на своего доброго короля Луи.
     И тут Луи получил самое большое удовольствие. Со сцены была и в самом деле 
исполнена та песня, которую он хотел услышать, — песня о козе. Ее пропел принц Карл, 
увалень-сторож, он пропел ее с большим подъемом.
     — «У нас была коза, — пел он, — от роду четырнадцати лет, она навалилась на капусту, 
на капусту Жана Бертрана; она была не дура, наша коза, она была не дура. Жан Бертран поймал 
ее, схватил и отдал под арест восьмидесяти жандармам. Она была не дура, наша коза, она была 
не дура. Она явилась на суд, грациозно подняла хвостик и уселась на скамью. Она подняла 
хвостик, она сидела на скамье и пукала в нос господину президенту. Она была не дура, наша 
коза, она была не дура. И она наделала маленьких орешков, полную корзину орешков для 
господ присяжных, и она вонзила свой рог в зад господина председателя и президента. Она 
была не дура, наша коза, она была не дура».
     Вот что спел сторож-принц. И когда он пел, людьми из народа снова овладело прежнее 
смущение. Песня о старой умной козе была хорошей песней. В ней высказывались добрые 
истины, но для театра королевы эти истины не годились; ее пел принц крови, и это было совсем 
непристойно; он пел ее перед ними, и это уж было просто немыслимо. И все-таки эту песню 
пропели. Они сидели и слушали и никак не могли в это поверить. Нет, не могли, хотя видели и 
слышали, как веселится Луи, как он мурлычет припев, а потом поет во весь голос.
     Водрейль был вполне удовлетворен, больше того — окрылен. Он считал, что добился 
достоверности в обеих своих ролях и что постановка пьес удалась. Тем не менее он делал вид, 
что толстокожий Луи лишил его заслуженного успеха, и сердито сказал Туанетте:
     — Нам не нужно было его приглашать. Просто скандал, как он вел себя. Два раза 
прерывал представление, — все время смеялся невпопад, мне было стыдно перед моим 
камердинером Батистом.
     Туанетта не понимала, чего хочет Франсуа. Она была радостно возбуждена, все ей 
казалось прекрасным, в роли не было ни одного неудачного места, она была очень довольна 
своим успехом, гости приняли спектакль чудесно, Водрейль превзошел самого себя, — неужели 
он не заметил, что каждое его слово доходило до публики. Медленно, поддаваясь ее искренним 
похвалам, Водрейль перестал разыгрывать огорченного.
     Позднее, уже ночью, он обратил внимание на подчеркнуто озабоченный вид камердинера 
Батиста, который помогал ему раздеваться.
     — Что с тобой, Батист, что случилось? — спросил он.
     Батист подал ему согретую ночную сорочку и ответил восторженно и почтительно:
     — Простите, мосье, но я должен сказать: мосье были великолепны.
     — Ну и прекрасно, — милостиво кивнул Водрейль. Но в темноте, за задернутым пологом, 
он улыбнулся.
     
     
     Туанетта лежала в постели, ее осматривал доктор Лассон. Хотя доктор, несмотря на свой 
возраст, имел репутацию любителя женщин и был избалован ими, Туанетта старалась видеть в 
нем только врача. Но она не могла избавиться от неприятного ощущения. Его холодные, 
испытующие глаза, его опытные руки вызывали в ней какое-то раздражающее беспокойство. 
Она смутно понимала, что он сравнивает ее обнаженное тело с телом других женщин, и, еле 
превозмогая нетерпение, ждала, что он ей скажет. Уже несколько дней назад она почувствовала 
первые признаки, но не осмелилась довериться даже врачу.
     Доктор Лассон мягким движением оправил на ней сорочку и отошел. Она не смотрела на 
него и ни о чем не спрашивала. Тогда он склонился перед ней в глубоком поклоне и 
проговорил:
     — Примите мои верноподданнейшие поздравления, мадам!
     Туанетта быстро повернула к нему голову и взглянула на него. У нее перехватило 
дыхание.
     — Сомнений нет, доктор? — спросила она.
     — Сомнений нет, мадам, — подтвердил он и повторил: — Примите мои 
верноподданнейшие поздравления.
     Туанетта все еще не решалась верить.
     — Я могу написать в Вену? Могу сказать об этом Луи?
     Впервые в присутствии врача она назвала короля «Луи».
     — Сомнений нет, мадам, — несколько тверже повторил доктор Лассон.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.