Случайный афоризм
Большинство писателей считают правду наиболее ценным своим достоянием - вот почему они так экономно ею пользуются. Марк Твен
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вошла Туанетта и небрежно извинилась. Она была высокомерно любезна.
     Туанетта тщательно изучила комедию Седена «Непредвиденное пари». Побывав на 
спектаклях этой пьесы в «Театр Франсе» и «Комеди дез Итальен», она внимательно следила за 
исполнением и полагала, что знает каждое слово, каждую фразу. Однако теперь она убедилась, 
что многого не уловила. Дезире показала ей, почему одна реплика действует сильней, когда ее 
«бросают», а другая — когда ее «подают». Туанетта быстро поняла. Она пришла в восторг и 
по-детски восхищалась мастерством Дезире. Дезире благодарила вежливо, не скрывая, что 
привыкла к подобным похвалам.
     Она показала Туанетте, как надо справляться с трудными местами в пьесе. Она терпеливо 
произносила фразу десять, двадцать раз подряд и заставляла Туанетту повторять ее двадцать, 
пятьдесят раз. Одна фраза никак не получалась, и Туанетта засмеялась с досадой.
     — Да, мы только дилетанты, — сказала она.
     — Вашему величеству угодно, чтобы я относилась к вам как к дилетантке? — вежливо 
спросила Дезире.
     — Нет, у меня должно получиться, должно! — заявила Туанетта и покачала ножкой.
     Дезире и в следующие дни оставалась усердной учительницей, избегающей всего, что не 
относится к делу. Часто случалось, что Туанетта заставляла долго себя ждать и надолго 
задерживала актрису после условленного времени. Однажды Дезире пришлось сказать, что если 
они немедленно не прервут занятий, то вечером ее роль будет исполнять мадам Моле.
     — Вас вознаградят, моя милая, — сказала Туанетта.
     — Это невозможно, мадам, — любезно и сухо возразила Дезире.
     При всем при том Туанетта продолжала с очаровательной откровенностью и наивностью 
показывать Дезире, как она восхищена ее искусством. Но Дезире любила Туанетту не за ее 
приветливость и ненавидела не за надменность.
     Иногда ей доставляло удовольствие показать королеве, что значит работать. Она 
заставляла ее по десять раз повторять одну и ту же фразу, чтобы в конце концов 
констатировать, что текст перевран. Туанетта старалась припомнить точный текст, но затем 
сдавалась и спрашивала:
     — Неужели это так важно, написано ли здесь «итак» или «так вот»?
     — Разумеется, — твердо отвечала Дезире, — текст автора священен.
     — Автора Седена? — спросила Туанетта.
     — Да, и автора Седена, — ответила Дезире.
     — Как вам удалось так натренировать свою память? — полюбопытствовала Туанетта.
     — Когда я была ученицей театральной школы, — ответила Дезире, — я обязана была 
ежедневно заучивать пятьдесят стихов Корнеля, Расина или Мольера.
     — Ваше время, моя милая, — со вздохом сказала Туанетта, — не было так заполнено 
церемониями.
     — Нет, мадам, — отвечала Дезире, — я была девочкой на посылках в магазине кружев 
мадам Менье. Мосье Робек из любезности давал мне уроки бесплатно. Мы оба были очень 
заняты, я — часто утомлена, он раздражен. Он становился очень неприятен, если я неправильно 
заучивала свои пятьдесят стихов.
     — Он вас наказывал? — спросила Туанетта.
     — Да, — сказала Дезире, — мне приходилось тогда на следующий день запоминать сто 
стихов вместо пятидесяти. А иногда он давал мне подзатыльник.
     Дезире не стала рассказывать королеве, что с ее обучением сценическому искусству были 
связаны и многие другие неприятные вещи. Что она должна была спать со своим учителем, это 
казалось ей вполне естественным. Гораздо хуже было то, что ревнивая мадам Робек исцарапала 
ее и вцепилась ей в волосы. Да и мать Дезире, которая была женщиной нравственной, порола 
ее, если мосье Робек позволял себе вольности.
     — Зато благодаря этому вы, кажется, необычайно развили свою память, — заметила 
Туанетта. — Я тоже буду упражнять память, — заключила она, — я буду ежедневно заучивать 
по двадцати стихов Расина или Корнеля.
     Здоровое человеческое чутье подсказывало Дезире, что женщина, даже с короной на 
голове, остается женщиной. Бывают случаи, болтали в кабачках Франции, когда и королева 
ничем не отличается от служанки. А после того, как Дезире оказалась свидетельницей встречи 
Франклина с дамой в синей маске, ей стало ясно, что эта королева при всем ее природном 
обаянии довольно вздорная женщина, к тому же одержимая высокомерием, которое ей, Дезире, 
казалось попросту глупым. И все-таки Дезире не могла окончательно избавиться от чувства 
благоговейной робости, которое благодаря стараниям церкви, властям и школы, слилось с 
понятиями «король», «двор», «Версаль». Правда, теперь, когда она так долго и так близко 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.