Случайный афоризм
Величайшую славу народа составляют его писатели. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

над ним, над маркизом де Водрейлем, старшим сокольничим короля, интендантом королевы, 
могли посмеяться. Именно поэтому ей было особенно приятно сознавать свое врожденное 
плебейское превосходство над его аристократической надменностью и представлялось очень 
заманчивым использовать его как свое слепое орудие.
     Несомненно, если Дезире попросит его приблизить ее к Туанетте, он наотрез откажется. 
Она должна добиться, чтобы он предложил ей это сам. Значит, нужно действовать окольными 
путями.
     К счастью, как только ушел Карл и они остались вдвоем, он снова заговорил о своем 
«театре знатных господ». Он сообщил ей, что в первый вечер, на котором, несомненно, будет 
присутствовать Луи, он собирается поставить пьесы, содержащие злые, но облеченные в 
изящную форму намеки на короля. Смысл их будет ясен, а придраться нельзя будет. С этой 
целью он выбрал «Непредвиденное пари» Седена в соединении с «Королем и крестьянином». 
Дезире невзначай посетовала на то, что выбор пьес для Трианона столь ограничен: спектакли 
все равно будут носить налет обычной придворной скуки. Водрейль, слегка задетый, возразил, 
что ему кажется это не только не скучным, но даже забавным, если Луи в присутствии зрителей 
выслушает обращенные прямо к нему просветительские масонские истины и злые намеки на 
его страсть к слесарному мастерству.
     — Разумеется, — ответила Дезире, — это политические шуточки, вызывающие улыбку. 
Но не слишком ли они легковесны? Не покажутся ли они лимонадом по сравнению с 
шампанским, которое подают в других местах?
     — Где? — спросил Водрейль.
     — Например, — пояснила Дезире, — у моего бывшего друга Ленормана, который 
угощает в своем театрике куда более крепкими напитками, чем вы.
     Стоило Дезире упомянуть Ленормана, как Водрейль грозно нахмурил брови. Ни одна из 
великосветских дам, которые были его подругами, не осмелилась бы, беседуя с ним, привести в 
пример своего бывшего любовника. Он подумал, не кликнуть ли камердинера Батиста и 
приказать выпроводить эту даму за дверь. Но тут же сообразил, что Дезире не из тех женщин, 
которые снова войдут в эту же дверь. Она доказала это как раз на примере Ленормана.
     Вообще-то в словах Дезире была доля истины. Его актеры — вельможи и придворные 
дамы — обладали роковой склонностью впадать в ненатуральную манеру игры, а он не был 
вполне уверен в своем режиссерском мастерстве. Одним словом, было много причин, по 
которым, несмотря на политические намеки, театр в Трианоне отдавал скучным запахом 
лаванды. И если кто-нибудь в силах помочь ему прогнать этот запах, то только Дезире. 
Водрейль овладел собой, пожал плечами и, понизив голос, вкрадчиво попросил:
     — Не ссорьтесь со мной, Дезире. — И тут же, без всякого перехода, доверительно 
продолжал: — Я потому и хотел соединить «Непредвиденное пари» с «Королем и 
крестьянином», что у меня тут личный интерес. Диапазон мой довольно широк, и мне кажется 
забавным, что в первой пьесе я выскажу толстяку свое мнение как вельможа, а во второй как 
простой мужик.
     Он встал в позу крестьянина Ришара, который не узнал короля.
     — «Знаете ли, сударь, — произнес он нараспев, тоном актера, изображающего 
крестьянина, — мы тут разговаривали о короле. А я вот видел нечто такое, чего никогда не 
увидать королю». — «И что же это было?» — спросил он голосом короля и тут же с лукавой 
крестьянской медлительностью ответил: — «Люди!» Кажется, я неплохо это изобразил?
     Дезире на минуту задумалась и сказала:
     — Для дилетанта неплохо, в свое время Мишю проделывал это у нас не намного лучше.
     Водрейль даже поперхнулся. Он работал над этой ролью с Мишю, и тот его очень хвалил. 
Но сам он, хотя и был уверен, что реплика производит должное впечатление, смутно 
чувствовал, что в его исполнении она много теряет.
     — Что вам кажется дилетантским в этой фразе? — спросил он.
     Она попыталась объяснить.
     — Вы подаете эту реплику, — сказала она, — как в свое время наш добрый, старый 
Мишю, растянуто, смачно, так что любой болван, сидящий в зрительном зале, ее поймет. Я бы 
бросила эти слова небрежным тоном. Я бы произнесла рискованное словцо «люди», просто, не 
подчеркивая. — И она повторила эту реплику.
     Водрейль почувствовал, как все сразу стало на свое место.
     — В роли крестьянина Ришара вы великолепны, Дезире, — признал он честно. — 
Послушайте, — продолжал он, — идея, осенившая нашего друга Карла, пожалуй, не так уж 
плоха. А что, если вы немного поработаете с Туанеттой?
     Вот оно, ликовало все в Дезире, ca y est. Вслух она задумчиво сказала:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.