Случайный афоризм
В писателе есть что-то от жреца, в пишущем - от простого клирика: для одного слово составляет самоценное деяние, для другого же - деятельность. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     — Вам нужны деньги, Фелисьен, — сказала она.
     Фелисьен уже думал об этом. Он даже нашел выход из этого затруднения. Но и тут 
возникали сомнения: как примирить свой план с законами добродетели?
     В безалаберном хозяйстве Пьера Бомарше деньги, если только они вообще имелись, 
всегда были к услугам членов семьи. Ливры, монеты турской чеканки, экю, иногда даже 
луидоры лежали обычно за одним из тяжелых томов энциклопедии. В этом месяце, например, 
они лежали за томом «Nature-Pompei». Дядя Пьер неоднократно предлагал Фелисьену в случае 
надобности брать из этого запаса, но разве можно было представить себе надобность большую, 
чем сейчас? С другой стороны, дядя, по-видимому, считал эту надобность не слишком 
большой, раз он запретил Фелисьену ехать. Если Фелисьен возьмет эти деньги, не будет ли это 
воровством? Но Вероника была другого мнения. Если мосье де Бомарше препятствует отъезду 
Фелисьена, то только, чтобы уберечь его от опасности, а не для того, чтобы сэкономить деньги. 
После того как мосье де Бомарше, что известно всему свету, пожертвовал для Америки 
миллионы, для него, конечно, ничего не составит, если его племянник для той же цели возьмет 
из общей кассы еще несколько экю. Преодолев некоторые угрызения совести, Фелисьен 
решился на этот шаг.
     Однако за томом «Nature-Pompei» лежал один-единственный несчастный ливр, и он не 
тронул его.
     Фелисьен ничего не сказал Веронике о своей неудаче. Но когда перед отъездом он в 
последний раз встретился с ней. Вероника спросила его, достал ли он денег на дорогу. Ему не 
хотелось лгать на прощание, и он признался, что у него всего четыре ливра и семь су. Впрочем, 
по его мнению, это не беда. Он пойдет пешком, пока не достигнет одной из северных гаваней, 
откуда теперь, после заключения договора, на Запад уходит множество судов. Несомненно, он 
найдет способ перебраться в Америку. Но у Вероники, которая во всем этом деле проявила 
большую дальновидность, была при себе солидная сумма — целых три луидора, и она 
попросила Фелисьена взять эти деньги. Он отказался. Она не настаивала.
     Он снова заговорил о великих делах, которые ждут его по ту сторону океана. Там, в 
идеальном союзе, осуществлены мечты Жан-Жака  и выполнены логические требования 
Вольтера, и он принялся разъяснять ей, как он все это себе представляет. Она слушала краем 
уха. Но едва Фелисьен упомянул о Жан-Жаке, как в памяти ее зазвучали старые, популярные 
стихи, которые Жан-Жак положил на музыку.
     
   Резвые птицы, влюбленные стаи,
   Меня пожалейте, не пойте, не пойте.
   Отрада моя, мой любимый
   Уехал в чужие края.
   Ради сокровищ Нового Света
   Презрел он любовь и спорит со смертью.
   Зачем он ищет за морем счастья?
   Ведь был же он счастлив со мной.
     
     Наконец они простились. Он хотел поцеловать ее руку, она же робко, но страстно обняла 
его. Он неловко прижал ее к себе, почувствовав тепло ее тела. Они целовались долго, трепетно, 
сжимая друг друга в объятиях.
     В дороге он заметил, что, должно быть, покуда он рассказывал о Вольтере и о Жан-Жаке, 
Вероника подсунула ему деньги.
     
     
     Водрейль играл в теннис с принцем Карлом. Теннисный зал в своем поместье Женвилье 
он переоборудовал и модернизировал.
     В последнее время Водрейль много играл в теннис и вообще много занимался спортом. 
Когда он ездил верхом, охотился, отбивал мячи, он меньше чувствовал снедавшую его тревогу. 
Приближавшаяся война была его войной. Он вызвал ее, и она вот-вот разразится. Водрейль 
рвался уехать, рвался принять участие в сражениях, но Луи делал все, чтобы оттянуть начало 
военных действий.
     Ожидание издергало Водрейля. Ему до смерти надоели Версаль и придворные. Мысль об 
обладании Туанеттой потеряла уже свою прелесть. Трианон и Сиреневая лига казались ему 
очень далекими. Вся эта вычурная, искусственная жизнь нагоняла на него тоску. Он даже не 
старался, как прежде, скрывать свое нетерпение и хандру за надменной любезностью.
     Принц Карл, подражавший Водрейлю во всем, тоже страстно увлекся игрой в теннис и 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.