Случайный афоризм
Поэт - это та же женщина, только беременная стихом. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

старый континент.
     Пока план Фелисьена был лишь смутной идеей, юноша никому о нем не говорил. Но и 
теперь, когда его решение созрело, ему не так-то легко было заговорить о нем. Он думал, кому 
открыться, Терезе или Веронике. Решил, что лучше Веронике.
     Вероника заставила его почувствовать все величие своей жертвы, но решение его не 
поколебалось. Он говорил вначале запинаясь, потом все более восторженно. Он не сказал: «Я 
хочу поехать». Он сказал: «Я поеду».
     Вероника пришла в ужас, но ее худое лицо с большими глазами оставалось спокойным. 
Она знала, что ее друг Фелисьен любит ее и что, если сейчас он уедет в Америку, ему угрожает 
опасность и, возможно, она навеки потеряет его. Мысль эта разрывала ей сердце. Но она 
понимала, что его призывает долг. Что это за добродетель, если за нее не нужно платить 
дорогою ценой!
     Недавно на школьном спектакле, поставленном в ее монастыре, она играла роль Береники 
в пьесе Расина . Перед Титом стояла та же моральная проблема, что сейчас перед 
Фелисьеном. И Тит, совсем как Фелисьен, должен был принести жертву во имя благополучия 
государства, во имя благополучия человечества. А любимая и любящая обречена была 
страдать. Пожалуй, захоти Вероника, она могла бы заставить Фелисьена поколебаться в своем 
решении, могла бы удержать его. Но великий поэт указал ей, как следует поступить. Она 
преодолела соблазн. Она сказала себе, что должна почитать себя счастливой, счастливей 
других, коль скоро высшее существо потребовало от нее столь тяжелой жертвы.
     Ибо больше чем кто-либо другой, она обязана была пожертвовать всем во имя 
добродетели. Мало-помалу она поняла, что служебная деятельность ее отца очень далека от 
благородства и справедливости и отнюдь не способна принести пользу родине и человечеству. 
Теперь она, Вероника, искупит грехи своего отца.
     Полная внутренней решимости, смотрела она в суровое, костлявое лицо Фелисьена, в его 
большие, серьезные глаза. Он казался ей очень мужественным, и она любила его. Они сидели в 
саду Отель-Монбарей, держась за руки, и Вероника сказала:
     — Да, Фелисьен, вы задумали великое и трудное дело. — И, борясь с собой, добавила: — 
Трудное и для меня. — Жестко, почти властно, она приказала: — Совершите его!
     Когда Фелисьен сказал о своих намерениях Пьеру, тот призадумался. Для Пьера понятие 
«семья» в очень широком смысле слова было чем-то таким, что дано от природы, и точно так 
же, словно само собой разумелось, он ощущал себя главой семьи. Он был абсолютным 
монархом, который правил своими сестрами, племянниками, племянницами, свояками, 
кузенами и кузинами и нес за них, а следовательно, и за Фелисьена, ответственность. Он не был 
близок с Фелисьеном, юноша всегда был очень замкнут, но Фелисьен был сыном его покойной 
сестры, и Пьер по-своему любил его и, уж во всяком случае, нес за него ответственность.
     То, что положительный, серьезный Фелисьен неожиданно обнаружил такую склонность к 
рискованным приключениям, потрясло Пьера. Идея свободы роковым образом втянула в свою 
орбиту всех членов его семьи. Это поражало Пьера и трогало, но в то же время наполняло 
горечью. Он сам потерял все свое состояние и лучшие годы в борьбе за свободу Америки. Его 
племянник, Луи де Флери, был ранен в сражениях у Брэндивайна, его, Пьера, ближайший друг 
Поль умер за Америку, а теперь и этот племянник, Фелисьен, хочет отправиться в страну, не 
знающую благодарности за принесенные ей жертвы.
     Нет, он не допустит этого. Он, право же, достаточно сделал для свободы. И этого юношу 
он не отдаст.
     Решение Фелисьена очень благородно, сказал Пьер и добавил, что никто не поймет его 
лучше, чем он, Пьер, который сам не раз принимал смелые решения и выполнял их. Однако 
план этот преждевременен и, по молодости Фелисьена, неразумен. Пусть Фелисьен отложит 
свою затею. Пусть продолжает учиться, а через год-два, если он все еще будет на этом 
настаивать, Пьер охотно сам пошлет его в Америку.
     — Тогда американцам уже не потребуются добровольцы, — ответил Фелисьен.
     — Надеюсь, — весело сказал Пьер.
     Фелисьен молча смотрел на дядю своими строптивыми глазами, потом отвесил неловкий 
поклон, сказал: «Благодарю за беседу», — и ушел.
     Он и не думал отказываться от своего плана. Он любил порядок и методичность, но 
теперь вынужден был из моральных соображений пуститься на авантюру. Ему мешали служить 
добродетели, но это сделало его только упрямее. Он обсудил с Вероникой все «за» и «против», 
и они пришли к выводу, что чувство его не обманывает, что оно основано на разуме, — он 
обязан оставить семью и уехать тайком.
     Вероника первая вспомнила об одном важном обстоятельстве.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.