Случайный афоризм
В произведении гения обычный читатель ищет мудрость, в произведении новичка - ошибки. И, как правило, находит именно то, что ищет. Вот почему найти обратное такой читатель может лишь по случайности. Гарун Агацарский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ничтожны, но, хотят они этого или нет, ими движет великая цель — воля к разуму, это 
крупнейшее завоевание нашего века, стремление создать государство, основанное на разумном 
порядке. И как ни жалко порой поведение отдельных людей, народ в целом переносит 
обрушивающиеся на него удары с уверенным упорством, с достойной удивления выдержкой.
     — Всякий раз, — продолжал Поль, — когда мне приходилось иметь дело с каким-нибудь 
сварливым, недоверчивым конгрессменом или разговаривать с каким-нибудь 
сквернословом-солдатом из армии Вашингтона, меня удивляло, как такие никчемные люди 
могли осуществить столь великое дело — создать республику свободы и разума — и как 
сумели они ее сохранить. Когда в Англии или во Франции находишься в толпе, чувствуешь 
себя, пожалуй, тепло и уютно, и только. Но в Америке, если ты находишься в толпе, всегда 
наступает мгновение, когда вдруг вспыхивает нечто великое. Да, быть в толпе и отдаться 
порыву, расти вместе с ней, стать частью массы и не стыдиться того, что ты ее часть, — это 
возможно ныне только в Америке. У нас, у французов, — закончил он, — есть великие люди, у 
нас есть Монтескье и Гельвеций, Тюрго и Вольтер, Жан-Жак и, конечно, мой друг Бомарше. Но 
все наши герои, поэты и философы не смогли вывести Францию из ее жалкого состояния, а эти 
простые горожане и крестьяне свергли своих английских поработителей.
     В саду, недалеко от храма Вольтера, у Поля опять случился приступ кровохарканья. 
Доктор Лафарг сказал, что он не проживет до вечера. Хотя Пьер и его домашние были 
подготовлены к такому исходу, он поразил их своей ужасной внезапностью.
     В свои последние часы Поль был в полном сознании. Пьер, Тереза и Фелисьен находились 
при нем неотлучно. Пьер сдерживался изо всех сил, чтобы не разрыдаться.
     — По крайней мере, в Америке теперь многие знают, что без вашей помощи Соединенные 
Штаты не могли бы победить, — сказал Поль и добавил: — Хорошо, что я поехал в Америку. И 
пусть никто на это не сетует. — И еще он сказал: — Доктор Франклин сожалеет, что задержал 
ваши товары.
     Пьер посмотрел на него, ничего не понимая.
     — Вы были у Франклина? — спросил он.
     Поль кивнул, и лукавая усмешка пробежала по его лицу.
     Большой, сильный Пьер безудержно рыдал над умершим; он не мог овладеть собой. Ему 
казалось, что вместе с этим юношей ушла и лучшая часть его самого. Он совсем забыл о Терезе. 
Никогда, никогда больше не найдет он такого друга. Нет человека, который, зная все его 
слабости, так непоколебимо признавал бы его достоинства. Он громко стонал и пенял на себя за 
то, что не воспрепятствовал отъезду Поля в Америку.
     Фелисьен смотрел на мертвеца странным, неотрывным взглядом, словно желая навеки 
вобрать в себя это лицо. Стоя у гроба, он казался гораздо старше своих лет и взрослее.
     Вскоре заплаканные глаза Пьера встретились с глазами мальчика, и Пьер почувствовал, 
как непохоже его поведение на поведение племянника. Пьер перестал рыдать, почти со страхом 
поглядел на Фелисьена и внезапно вышел из комнаты.
     Умывшись, он сел к письменному столу. Собака Каприс смотрела на него внимательно, 
удивленно и непонимающе. Он думал. Он думал о том, что последний свой визит Поль нанес 
доктору Франклину. Поль сделал это ради него, Пьера, и все же Пьеру было это обидно. Такой 
пустоты, стужи и скудности внутри себя и вокруг себя он еще никогда не чувствовал.
     Он хотел устроить Полю необычайно пышные похороны, но Тереза постаралась 
переубедить его. Она говорила мягко, но лицо ее заставило Пьера отказаться от своего 
намерения. Только немногим сообщил он о дне похорон.
     Однако весть о них распространилась, должно быть, очень быстро. За гробом следовало 
множество карет, среди них карета Франклина.
     
     
     Еще в ту пору, когда Фелисьен терпел всяческие мучения в коллеже Монтегю, он решил 
уехать в Америку. Люди Запада боролись за всех бесправных против привилегированных. Они 
отомстят и за него — за все унижения, перенесенные им в коллеже. Победа под Саратогой 
укрепила Фелисьена в его намерении. По желанию Пьера, он начал изучать право, но сухая 
наука нисколько его не занимала. Он рвался в Америку, его влекло туда, он чувствовал, что его 
судьба там. Здесь, в Европе, жизнь была как застоявшаяся вода. В Новом Свете можно было 
жить по принципам Вольтера и Жан-Жака Руссо, по принципам разума и природы.
     После смерти Поля намерение Фелисьена превратилось в твердое решение. Он считал 
своим долгом продолжать деятельность, которую вынужден был прервать Поль. Европейские 
идеи перелетели через океан и зажгли там сердца. И теперь священный долг каждого 
здравомыслящего человека — поддерживать этот огонь, чтобы затем снова перебросить его на 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.