Случайный афоризм
Если я с друзьями, просматривая сокровища древних мудрых мужей, которые они оставили нам в своих сочинениях, встретим что-либо хорошее и заимствуем, то считаем это великой прибылью для себя... Сократ
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

мужиковатым философом, которым меня все здесь считают. Но когда я пытаюсь уяснить себе 
положение Америки в целом, я стараюсь на все смотреть проще и видеть самое главное.
     Он повернул к Полю свою могучую голову, его большие выпуклые глаза смотрели 
внимательно и строго.
     Полю было приятно, что Франклин разговаривал с ним, как с близким другом, и 
неожиданно подумал вслух.
     — Почему, доктор Франклин, вы приказали наложить запрет на товары мосье де 
Бомарше?
     Поль сам испугался своей дерзости, и действительно, Франклин рассердился на молодого 
человека, который осмелился потребовать от него отчета. Но гнев исчез, прежде чем он успел 
отразиться на широком лице старика. Он сам подал пример своей откровенностью, и если уж 
кто-либо имел право задать ему подобный вопрос, то в первую очередь этот обреченный на 
смерть, который пожертвовал остатком своей жизни ради Америки и ради этого мосье Карона. 
Юноша, очевидно, не понимал, как человек, которого считают мудрецом, мог показать такое 
отсутствие мудрости. Франклин и сам не понимал этого.
     — Я поступил необдуманно, — признался Франклин. — Я погорячился.
     У Поля потеплело на сердце, когда он услышал эти слова и тон, которым они были 
сказаны. Великий человек поступил, повинуясь прихоти, а не разуму, — значит, он спустился 
со своей недосягаемой высоты и стал таким же, как все. Из статуи, которой все восхищались, он 
превратился в человека из плоти и крови. Но в то же время Поль ясно, до боли, понял, что для 
Пьера к Франклину нет пути. Неприязнь Франклина была инстинктивной, и тут не могли 
помочь никакие доводы разума. Но все эти чувства и рассуждения померкли перед огромной 
благодарностью Поля. Он был глубоко признателен старику за то, что тот позволил ему 
заглянуть в тайники своего сердца, он чувствовал, как близки они друг другу. После ухода Поля 
Франклин испытывал противоречивые чувства. Хорошо сидеть под ласковым солнцем и 
смотреть на прекрасный Париж. Когда же подумаешь, что молодого мосье Тевено через год уже 
не будет в живых, а сам ты со своей подагрой и со своими струпьями все еще будешь 
существовать, тебя охватывает какое-то странное чувство боли и радости.
     Франклин отогнал эти жуткие мысли и задумался над своей странной антипатией к мосье 
Карону. Он-то прекрасно знал, что сделал мосье Карон для Соединенных Штатов, и сделал не 
только ради выгоды, что Конгресс несправедливо задерживает честно заработанные деньги и 
что у него, Франклина, есть особые основания быть благодарным мосье Карону. Но все эти 
соображения не помогли. Мосье Карон с его прыткостью и его напыщенной болтовней был ему 
неприятен. Слишком уж он француз.
     Франклин попытался посмеяться над своей антипатией, он вспомнил анекдот, который 
недавно придумал: «Маркиз Горгонзола повстречал как-то виконта де Рокфора . — 
Разумеется, у него есть заслуги, у этого Горгонзолы, — рассказывал потом мосье де Рокфор, но 
знаете, от него так странно пахнет».
     
     
     Спустя несколько дней Тереза в присутствии Фелисьена попросила Поля, чтобы он 
подробно и совершенно откровенно рассказал ей об Америке. Оба молодых человека сразу 
оживились: Поль — потому, что мог говорить, Фелисьен — потому, что мог слушать.
     Возвращение Поля, пребывание под одной крышей с ним, волновало Фелисьена. Ни Пьер, 
ни Тереза не объяснили ему настоящей цели поездки Поля. Но он сам понял, что Поль 
сознательно пожертвовал остатком своей короткой жизни, чтобы собственными глазами 
увидеть новый мир, Америку. Если человек готов заплатить за это жизнью, значит, виденное им 
представляет невероятную ценность. Получив возможность увидеть и услышать Поля, 
Фелисьен словно впал в опьянение.
     Когда Поль стал рассказывать, Фелисьен не сводил с него глаз. И казалось, это горячее 
участие подстегивает Поля. Он говорил просто, но выразительно. Ничего не утаил о тех 
злоключениях, которые ему пришлось пережить. Рассказал о бесчисленных трудностях, 
которые приходилось преодолевать в Америке. Сообщил, как много совершено ошибок, 
которые обозлили и сделали несносными даже спокойных людей. Кроме того, большинство 
людей, живущих по ту сторону океана, не привыкло прятать недобрые намерения под 
хорошими манерами. Себялюбие не дает себе там труда маскироваться. Оно является во всем 
уродстве и бесстыдной наготе. Поль долго говорил об этом, подкрепляя свои слова множеством 
примеров.
     Но, продолжал он, из громадного количества нередко отвратительных частностей в 
результате все же возникает величественное и внушительное благородное целое. Люди 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.