Случайный афоризм
Книга - друг одинокого, а библиотека - убежище бездомного. (Стефан Витвицкий)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

чтобы договор на собрание сочинений Вольтер подписал в его доме, на улице Сент-Антуан.
     Визит старика глубоко взволновал Бомарше. Гостя он встретил у ворот своих владений. 
Здесь был уже наготове портшез, и, в то время как старик удобно восседал в нем, хозяин 
почтительно шел рядом и показывал ему двор и сад. Растроганно улыбаясь, Вольтер слушал об 
аллегорическом храме, названном в его честь. Дул ветер, и земной шар вращался, управляемый 
стволом пера. Пьер был исполнен смирения и гордости.
     Потом он представил гостю Терезу и своего племянника Фелисьена.
     Фелисьен молчал. Не отрываясь, смотрел он на старика своими испытующими глазами. 
Но Вольтер не чувствовал желания благословить его, как в свое время внука Франклина. В этом 
юноше была какая-то требовательность, какая-то, при всем его восторге, критичность.
     Тереза тоже говорила мало. Но ее лицо и то, как она держалась, выражало глубочайшее 
уважение, которое она питала к этому человеку, всю жизнь боровшемуся за справедливость, 
боровшемуся упорней, страстней, чем кто-либо другой, даже чем ее Пьер. Имена тех, кого он 
освободил или чью репутацию спас от клеветы, окаймляли, как доски почета, весь его 
жизненный путь. Тереза с благоговением склонилась перед ним.
     А потом Бомарше попросил Вольтера подписать договор о правах и обязанностях 
издателя собрания его сочинений. Это был короткий договор, но он огромной тяжестью 
ложился на плечи Пьера. Вольтер взял свой лорнет и внимательно прочитал документ.
     — Хороший, ясный договор, — сказал он.
     Пьер вспомнил, что, по подсчетам Мегрона, ему придется вложить в это издание более 
миллиона ливров. Но эту мысль прогнала другая: «Я брат и преемник Вольтера». И еще: «После 
того как я принес такие чудовищные жертвы неблагодарной Америке и Франклину, неужели я 
остановлюсь перед тем, чтобы пожертвовать каким-то ничтожным миллионом ради 
величайшего духовного творения нашего века». Схватив перо, он подписал договор. А потом 
подписал старик. Вот они, их подписи, рядом: «Бомарше — Вольтер».
     Огромная, серая, смотрела в широкое окно Бастилия, в которой дважды сидел Вольтер и 
которая грозила теперь издателю его трудов.
     
     
     Ни отсутствие Ваньера, ни рассеянная светская жизнь не могли оторвать Вольтера от 
литературной работы. Как только ему стало чуть лучше, он потребовал последний вариант 
рукописи «Ирэн» и пришел в ярость, увидев, какие изменения претерпела пьеса во время 
репетиций. Теперь он сам занялся окончательной редакцией, вносил изменения, правил. Начал 
заново репетировать с актерами. И не успокоился, пока не добился от них всего, что они могли 
дать, пока из слияния их творчества с его трагедией не возникло новое, единое произведение.
     Он лично присутствовал на постановке этого последнего, окончательного варианта 
«Ирэн».
     Маленький, тощий, старомодно и роскошно одетый, закутанный в соболью шубу, 
которую прислала ему царица Екатерина, ехал он в «Театр Франсе» в своей синей, 
разукрашенной звездами карете, приветствуемый почтительной и ликующей толпой. В 
вестибюле и в проходе театра яблоку негде было упасть. Ему с трудом расчистили путь к его 
ложе. Собравшиеся целовали ему руки, выдергивали на память ворсинки из его шубы. Когда он 
наконец вошел в ложу, публика повскакала с мест. Зрители неистовствовали, кричали, 
аплодировали и топали ногами так, что в зале поднялась густым облаком пыль.
     И вот начался спектакль, ради которого он приехал в Париж. Все оказалось значительней, 
чем предполагал Вольтер. Ибо после воинственной проповеди аббата Борегара громовые стихи 
главнокомандующего Алексиса, направленные против трона и алтаря, приобрели новое, еще 
более сильное звучание. Они были ответом разума на упреки и оскорбления, которые 
обрушивали на него церковь и суеверие. Так и восприняли их слушатели. Бурей восторга 
встретили они эти звучные строки, и по окончании спектакля, публика осталась в пыльном зале 
и устроила овацию защитнику Разума. Снова поднялся занавес: посреди византийского 
императорского дворца на пьедестале стоял бюст Вольтера, и актеры, не снявшие еще своих 
театральных костюмов, увенчали его цветами. Волны оваций вздымались, падали, снова 
вздымались, не утихали. Об этом мечтал Вольтер, но это было больше того, о чем он мечтал. 
Он плакал и смеялся от радости, ощущал пустоту и разочарование. И это все? Неужели для 
этого он сюда приехал? Неужели для этого сократил себе жизнь? Он почувствовал тоску по 
Ферне, по своему Ваньеру. Ему было очень грустно оттого, что он не может продиктовать 
сейчас Ваньеру несколько горьких и иронических стихов.
     Еще резче он ощущал чувство торжества, смешанное с ироническим сознанием тщеты 
успеха, когда несколько дней спустя он поехал в Лувр, чтобы принять звание президента 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.