Случайный афоризм
Мнение автора не всегда совпадает с мнением редакции. Константин Кушнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

первый же день пребывания Вольтера в столице Троншен напустился на него с грубой бранью.
     — Чудовищно глупо, — говорил Троншен, — просто безумно со стороны дряхлого 
старика бросаться в водоворот парижской жизни.
     Теперь Троншен снова обрушился на Вольтера.
     — Вместо того чтобы жить на проценты, — в сердцах сказал он, — вы живете с основного 
капитала. Вы что же думаете, его надолго хватит? Чтобы выдержать жизнь, которую вы здесь 
ведете, нужно быть железным. Поезжайте-ка лучше в Ферне, — приказал он, — покуда еще не 
поздно. — И сам написал в Ферне, чтобы за Вольтером выслали карету и слуг.
     Верный секретарь Ваньер был счастлив. Он всем сердцем радовался мысли, что Вольтер 
снова вернется в Ферне, займется серьезной работой, будет хоть в какой-то мере вести 
разумный образ жизни. Но маркиз де Вийет всеми силами старался помешать отъезду Вольтера.
     Он сиял от восторга, входя в свой дом, который стал теперь центром Парижа. Его радость 
была столь откровенна, что о ней знали все, и старый Морена разразился эпиграммой. «Малыш 
Вийет, — сочинил он, — теперь ты очень знаменит; это слава карлика, который семенит перед 
великаном».
     Больше всего противилась отъезду в Ферне толстая племянница Вольтера мадам Дени. 
Она ненавидела деревню и обожала сутолоку своего родного Парижа. Мадам Дени допускала, 
что в доме Вийета обожаемому дяде живется не очень спокойно и не очень удобно. Но это 
легко можно изменить: нетрудно найти другой, более подходящий дом, и она уже вела 
переговоры о покупке особняка на улице Ришелье.
     Вольтер сам не знал, как ему поступить. Он скучал по своему Ферне. Он знал, что 
Троншен прав, Париж приближал его к могиле. Но тут у него была работа, которой он мог 
заниматься только здесь. Совсем недавно Академия избрала его своим президентом. Это была 
прекрасная возможность осуществить свой заветный замысел — обновить «Словарь 
французского языка». И разве не нужно ему обсудить множество вопросов, связанных с 
изданием собрания собственных сочинений, с Бомарше, этим превосходным другом и 
товарищем по работе! И неужели из тысяч людей, жаждущих встречи с ним, он не должен 
повидать хотя бы сто или двести и побеседовать с ними на очень важные темы, важные и для 
них, и для него?
     — Уезжайте, — настаивал Троншен, — вы умрете здесь.
     — Останьтесь, — настаивали Вийет и мадам Дени. — Вы последний раз в своем родном 
городе.
     — Мы не можем лишиться вас, — уговаривали его философы, поэты, политики и актеры.
     Прибыл экипаж Вольтера, его старые, верные слуги, его собака Идаме. У слуг, когда они 
целовали его руку, стояли в глазах слезы, собака прыгала от радости.
     — Они, кажется, соскучились по мне в Ферне, — сказал Вольтер. Он решил уехать.
     Тут пришла весть о новом выпаде против него со стороны аббата Борегара, вождя 
клерикалов. Аббат уже и прежде громил его с кафедры собора Нотр-Дам, а теперь этот великий 
проповедник с амвона дворцовой капеллы в Версале призвал к крестовому походу против 
Вольтера. «Все труды так называемых философов, — вещал он, обращаясь к королю и 
придворным, — направлены лишь на то, чтобы опрокинуть трон и церковь. Но по 
неблагоразумию эти произведения разрешено распространять, и вместо заслуженной кары они 
приносят их сочинителям признание. Сова языческой Минервы  прилетела в Париж, она 
бесстыдно царит здесь, и ей преступно курят фимиам ее почитатели. Идола ереси проносят 
открыто на носилках по улицам столицы христианнейшего короля. Публично, со сцены, — 
гремел аббат, явно намекая на стихи «Ирэн», — философы заявляют, что они разрушат храм 
божий. В преступной своей руке они держат наготове топор и молот и ждут только подходящей 
минуты, чтобы низвергнуть трон и алтарь. Разве те, кого это касается, забыли, что и терпимость 
должна иметь границы и что доброта становится пороком, если она не ополчается на 
богохульство?»
     Услыхав об этой проповеди, Вольтер изменил свое решение. Попы хотят выгнать его из 
Парижа? Так нет же, он не отступит перед их издевательствами. Его охватил великий гнев: 
Ecrasez l'infame! Он остался назло им, несмотря на заклинания доктора Троншена и 
непрестанные мольбы Ваньера. Да еще подписал контракт о покупке дома на улице Ришелье.
     — Старый дурак подписал свой смертный приговор, — сказал доктор Троншен.
     В Ферне накопились срочные дела, и Вольтер отослал своего верного секретаря домой. 
Нелегкое это было прощание.
     После отъезда Ваньера некому было удерживать старика. Он беспрерывно принимал 
посетителей, выслушивал комплименты, выезжал.
     Он исполнил наконец просьбу своего друга Бомарше и нанес ему визит. Пьер мечтал, 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.