Случайный афоризм
Пока автор жив, мы оцениваем его способности по худшим книгам; и только когда он умер - по лучшим. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

запрещавшего ему занимать почетные должности. Уже три года прожил он в этом странном, 
двойственном положении; он — виднейший в стране драматург, он известен всей Европе 
своими брошюрами, королевский двор к нему благосклонен, министры поручают ему важные 
дела, женщины его балуют, он популярен и в великосветских салонах, и в парижских кафе и 
трактирах, но в то же время он на подозрении, на нем «клеймо» приговора.
     Все эти годы он выказывал полное равнодушие к своему двусмысленному общественному 
положению и даже острил, когда кто-нибудь касался этой темы. Но его равнодушие было 
напускным. Ему надоело быть придворным шутом, которому аплодируют и которого 
презирают.
     Уже много раз заговаривал он с графом Верженом о том, что такому трудному 
предприятию следует посвятить себя безраздельно и целиком, а между тем мысли о позорном 
приговоре и попытки добиться пересмотра дела отнимают у него, Пьера, много сил. Министр 
делал вид, что не понимает его намеков. Но теперь, когда материальная компенсация его 
усилий заставляла себя так долго ждать, Пьер не желал мириться с отсрочкой реабилитации. Он 
пошел к министру с твердым намерением не выходить из кабинета, пока не добьется обещания 
устроить пересмотр дела.
     Со всей решительностью и горячностью он заявил, что если правительство 
христианнейшего короля доверяет человеку такую важную и почетную миссию, то оно должно 
снять наконец с этого человека обвинение, предъявленное ему пристрастным судом. 
Правительство обязано так поступить в интересах собственного престижа.
     Граф Вержен глядел на Пьера своими круглыми, доброжелательными, задумчивыми 
глазами. Министр был патриотом и философом, преданным делу прогресса. Он давно уже 
решил оказать помощь американским повстанцам; он боялся, что, если их положение окажется 
безнадежным, они в конце концов помирятся с метрополией, и тогда Франция навсегда упустит 
благоприятный случай рассчитаться с Англией за позор 1763 года. С другой стороны, министр 
знал лучше, чем Пьер, что отважиться на войну с Англией можно будет еще очень нескоро, и 
предложение Пьера об оказании тайной помощи американцам пришлось ему весьма кстати; 
способный, изобретательный Бомарше казался ему самым подходящим для этого дела 
человеком. Поэтому граф Вержен чувствовал к Пьеру расположение и был ему в известной 
мере признателен.
     Но он прекрасно видел и слабые стороны Пьера. Сам он был тихим, ироническим 
человеком, склонным к осторожности в выражениях; шумливость, комедиантство и тщеславие 
Пьера ему претили. «Пятно» Пьера он не принимал всерьез; в этом было больше забавного, чем 
трагического, это было чем-то вроде грязного пятна на спине у сверхэлегантного щеголя.
     К тому же граф Вержен отличался медлительностью, он любил действовать не торопясь. 
Он и теперь ответил:
     — Вы всегда так горячитесь, дорогой мой. Я же сказал, что готов вам помочь. Но неужели 
вы не можете потерпеть, неужели не можете немного подождать?
     — Нет, нет, нет, — возразил Пьер, — не могу. Я боюсь, — продолжал он злым, дерзким и 
любезным тоном, — я боюсь, что, покамест с меня не снимут этого пятна, я не смогу оправдать 
своей работой возлагаемых на меня надежд. Я боюсь, что до тех пор, пока меня не 
реабилитируют, американцы будут получать меньше пушек и снаряжения.
     Не тот человек был граф Вержен, чтобы пугаться таких грубых угроз. Но он заметил 
решительное и мрачное выражение лица Пьера. Впервые этот человек показался ему совсем не 
потешным. Министр понял, как глубоко ранил Пьера несправедливый приговор и каким нужно 
было обладать мужеством, чтобы в течение трех лет острить по поводу незаслуженной обиды.
     Вержен поигрывал пером, глаза его были задумчивы.
     — Не находите ли вы сами, мосье де Бомарше, — сказал он, — что если бы правительство 
назначило пересмотр вашего дела именно сейчас, то это привлекло бы внимание англичан? А 
ведь шума мы, во всяком случае, хотим избежать.
     Пьер не без резкости ответил:
     — Видно, уж мне самой природой суждено обращать на себя внимание. Всякий 
способный человек обращает на себя внимание, ибо таковых, к сожалению, немного.
     — Благодарю за науку, — нисколько не обидевшись, возразил Вержен.
     Между тем Пьер, перейдя на самый любезный тон, продолжал:
     — Простите меня, граф, за то, что я потерял самообладание. Но вся эта история волнует 
меня гораздо больше, чем вы, вероятно, полагаете. Впрочем, — сказал он с 
беззаботно-покорной улыбкой, — пройдет еще много месяцев и, может быть, даже лет, пока 
будут исполнены все формальности и можно будет начать процесс.
     Министр ухмыльнулся.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.