Случайный афоризм
Очень трудно писать то, что является исключительно вашим изобретением, оставаясь при этом верным другому тексту, который вы анализируете. Жак Деррида
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Правда, никто не сомневался, что Конгресс ратифицирует и уже ратифицировал пакт без этого 
дополнения. Утерянный документ имел, таким образом, только научную историческую 
ценность, но все-таки, — господа Артур, Вильям Ли и Ральф Изард настойчиво старались 
втолковать это Франклину, — все-таки лицо, по вине которого затерялся такого рода документ, 
не могло быть секретарем посольства. С самого начала было ясно, что семнадцатилетний 
юноша — неподходящий кандидат на такую должность. Разве он и раньше не проявлял такую 
нерадивость и небрежность? Разве, например, не по его вине проект пакта лежал на виду у 
французов?
     — Следовало ли вообще, — заключил эти обвинения Ральф Изард, выступая от имени 
всех своих коллег, — следовало ли вообще назначать секретарем посольства именно мистера 
Вильяма Темпля Франклина?
     Он сделал ударение на фамилии молодого человека, и всем было ясно, что он имеет в 
виду. В последнее время английские газеты наперебой славили отца молодого Вильяма, 
губернатора Вильяма Франклина, который, несмотря на все мучения, претерпеваемые им в 
плену у мятежников, оставался верен своему королю. Газеты глумились над великим бунтарем 
Франклином, который даже родного сына не мог убедить в правоте своего дела.
     Доктор Франклин спокойно выслушивал упреки своих молодых коллег. Но когда они 
привели последний аргумент, он рассердился.
     — Так, значит, надо было оставить мальчика с отцом? — спросил он. И в словах его 
прозвучало столько возмущения и боли, что остальные замолчали.
     Первым заговорил Джон Адамс.
     — Вы хватили через край, мистер Изард, — упрекнул он коллегу, и Ральф Изард тотчас 
же извинился.
     — Глубоко сожалею, если обидел доктора Франклина.
     Инцидент закончился тем, что Франклин стал выплачивать из собственного кармана 
жалованье Вильяму Темплю и взял еще одного секретаря, рекомендованного коллегами, 
некоего француза — мосье де ла Мотта. Де ла Мотт производил впечатление человека 
добросовестного и преданного американцам, но Франклину постоянно чудилось, что француз 
шпионит за ним.
     
     
     После заключения договора в Париже только и было разговоров: «Франклин, Франклин». 
Пьер и его заслуги были забыты. Это удручало верного Филиппа Гюдена. Облачившись в халат, 
подаренный ему Пьером, он устроился в углублении своего роскошного письменного стола и 
принялся писать. Он сочинял «Жизнеописание великого современника». Не называя имен, он 
описывал политические, коммерческие и литературные заслуги своего друга в таком свете, что 
каждому сведущему человеку было ясно, о ком и о чем идет речь. Правда, заслуги «старика в 
саду» признавались тоже, но туманно намекалось и на опасные черты характера этого старика. 
Далее автор сравнивал достижения «старика в саду» с достижениями «великого современника», 
о котором шла речь в «Жизнеописании», и тут «современнику» отдавалось предпочтение. 
«Придет день, — заканчивалось это краткое произведение, — когда мировая история 
справедливо распределит свет и тени».
     Филипп Гюден прочитал свое сочинение и остался доволен. Подобно Гераклиту  или 
Лукрецию , он вынужден был писать намеками; правда, он не обладал мрачной мощью этих 
авторов, но все-таки его маленький опус мог смело сравниться с историями какого-нибудь 
Роллена .
     Гюден опасался, что Пьер может не позволить опубликовать «Жизнеописание». Пьер 
благороден и, наверно, не захочет компрометировать «старика в саду». Поэтому Гюден 
потихоньку от друга напечатал брошюру, на собственный счет и под свою ответственность, и 
послал ее всем, кого она могла заинтересовать, в том числе и «старику», обитателю сада.
     После этого, гордый и счастливый, он преподнес книжечку тому, в честь кого она была 
сочинена.
     Пьер полистал брошюру и стал читать. Сердце таяло у него в груди. Наконец-то нашелся 
человек, который перечислил и восславил его заслуги, правда, иносказательно, с длинными 
греческими и латинскими цитатами и с малым талантом, но для людей осведомленных 
достаточно ясно. Радовали Пьера и намеки на то, что «старика в саду» переоценили.
     — Никогда бы не подумал, — сказал он, погрозив пальцем, — что вы за моей спиной 
занимаетесь такими опасными делами.
     Гюден улыбнулся и ответил:
     — Кто-нибудь должен же об этом сказать. И раз ни один из наших Плутархов не 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.