Случайный афоризм
Писать должен лишь тот, кого волнуют большие, общечеловеческие и социальные проблемы. Джон Голсуорси
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Приемом руководил Вержен. Он поднялся с американцами по широкой парадной 
лестнице. Забили барабаны, стража взяла на караул, распахнулись двустворчатые двери 
королевских покоев, и начальник швейцарской гвардии отрапортовал: «Господа делегаты 
Тринадцати Соединенных Штатов Америки». Придворные, епископы, дипломаты заполнили 
приемную. Кланяясь, они уступали Франклину и сопровождавшим его дорогу. А дамы, когда 
проходил Франклин, вставали и делали низкие реверансы.
     Делегатов провели в спальню короля. Луи, испытывая отвращение к этому приему, сидел 
за своим туалетным столом, намеренно неряшливый, накинув халат поверх расстегнутой 
рубашки. Возле него хлопотал парикмахер. Тут же стояло шестеро придворных; один 
торжественно подавал Луи панталоны, другой — чулки.
     Вержен представил королю делегатов. Луи косо взглянул на них. Большой, грузный, вот 
он — главарь мятежников. Во внешности этого пресловутого Франклина не было ничего от его 
дьявольского естества. Но как нагло, как вызывающе мещански он был одет, как бесцеремонно 
держался! Словно для него было самым естественным и обычным присутствовать при туалете 
христианнейшего короля.
     Луи засопел и, не глядя на делегатов, сказал:
     — Ну, хорошо, ну, ладно. Значит, так. Заверьте Конгресс в моем благорасположении, 
месье, я доволен тем, как вы до сих пор вели себя в моей стране.
     Он говорил невнятно и не повышая голоса, но слышно было каждое его слово, ибо в 
спальне стояла глубокая тишина. Все замерли. Один придворный, не шелохнувшись, держал 
панталоны Луи, другой, окаменев, чулки.
     Франклин спокойно смотрел на неуклюже сидевшего перед ним молодого толстяка, 
короля Франции. Доктор был тонким наблюдателем. Он сразу заметил, как удивительно 
сочетались в лице короля самые противоречивые черты. Этот молодой господин с горбатым 
носом выглядел как настоящий Бурбон, каким его изображали на монетах, и в то же время 
походил на недоразвитого ребенка. Ожирение его было ненормальным, болезненным, то ли 
кровообращение, то ли какая-то другая функция организма была явно нарушена. Угловатым, 
грубым казался этот шестнадцатый Людовик, но все же не лишенным ума. Разумеется, он не 
был великим оратором, несомненно, слова его звучали не слишком любезно. Но, в общем, он 
говорил все, что полагается говорить в подобных случаях, — такого мнения был Франклин. Он 
поклонился и ответил:
     — Благодарю вас, сир, от имени моей страны. Рассчитывайте, прошу вас, на 
признательность Конгресса и на то, что он честно выполнит обязательства, которые принял на 
себя.
     — Прекрасно, мосье, — произнес Луи, и аудиенция была закончена.
     Вержен дал в честь делегатов официальный обед. Присутствовала вся знать Франции. 
Ведь Франклин был принят королем, и все считали своим долгом с ним познакомиться. Его 
дамой за столом была старая, всеми почитаемая маркиза де Креки. Ей казался диким его туалет; 
все у него было коричневое — кафтан, жилет, панталоны, даже руки. К тому же он носил 
полотняный галстук. Но удивительней всего были его манеры за столом. Он ел спаржу руками, 
а дыню ножом. Он разбил несколько яиц, вылил их в бокал, добавил масла, соли, перца, 
горчицы и все это съел. Но он был знаменитым философом, и маркиза спросила, верит ли он в 
бога и в бессмертие души. Франклин, поглощая свою необычную смесь, отвечал энергичным 
«да».
     Маркиза передавала потом, что у квакера манеры провинциала, но мировоззрение 
порядочного человека.
     Луи провел этот вечер у Туанетты в Трианоне. Он в точности сдержал свое обещание и 
даже унизился до того, что в присутствии двора лично обратился с речью к мятежнику. Но 
теперь он, по крайней мере, надеялся на признательность зачинщицы всех этих безобразий, на 
приятную ночь.
     — Я с прискорбием услышала, сир, — сказала Туанетта, — что вы приняли доктора 
Франклина нарочито невежливо.
     — Он даже не надел парика, ваш старый грубиян, — возразил Луи. — Он явился 
неприбранный, простоволосый. Что же мне оставалось? Улыбаться?
     — Тем любезнее обойдусь с ним завтра я, — заявила Туанетта, — можете не сомневаться.
     — Не могу вам в этом препятствовать, — проворчал Луи. — Версаль стал мне 
отвратителен с тех пор, как этот мятежник разгуливает здесь, словно в собственном доме.
     — Да, — нежно и торжествующе сказала Туанетта, — я впустила сюда немного свежего 
воздуха.
     Но Луи был настроен миролюбиво. Он приехал не для того, чтобы спорить с Туанеттой. 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.