Случайный афоризм
Высшее торжество для писателя заключается в том, чтобы заставить мыслить тех, кто способен мыслить. Эжен Делакруа
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     А еще через несколько дней он встал с постели и вышел из дому, чтобы ответить на 
некоторые визиты.
     Его несли в портшезе по городу Парижу, одетого со старомодной пышностью; хилое тело 
его было закутано в шали и шубы. Стоял ясный, очень морозный день. Тем не менее он велел 
откинуть занавески, желая видеть улицы, людей, Париж. Его везде узнавали, люди 
останавливались, почтительно снимали шляпы и шапки, бурно приветствовали его. Когда он 
исчезал в подъезде какого-нибудь дома, кругом, ожидая его появления, собирались густые 
толпы любопытных. С быстротой молнии разнеслось по Парижу: «Вольтер здесь!» И люди 
выбегали на улицы, как во время какой-нибудь большой придворной церемонии.
     Когда Вольтер возвращался, на обоих мостах через Сену, на набережной Театен и улице 
Бон собралось столько народа, что нечего было и думать пробиться сквозь толпу. Полицейским 
пришлось уговорами и силой расчищать дорогу портшезу. Так Вольтера пронесли сквозь толпу 
обожателей, и лицо его рдело от мороза и от радости.
     
     
     Туанетта после встречи с Франклином чувствовала себя призванной поддерживать все 
передовое. Она не прочь была бы устроить сенсационную встречу с Вольтером. Вся Сиреневая 
лига разделяла модное восхищение великим писателем, а тот уже много лет старался 
установить дружеские отношения с Туанеттой. Он написал для нее маленькую праздничную 
пьесу и очень прозрачно льстил ей в своих произведениях. Туанетта не оставалась глуха к этим 
знакам внимания. Но она отдавала себе отчет в том, что вся Европа сочла бы официальный 
прием Вольтера в Версале политической демонстрацией.
     Умная Диана Полиньяк нашла выход. А что, если предоставить Вольтеру камергерскую 
ложу в «Театр Франсе»? Ведь она находится рядом с ложей Туанетты, и таким образом можно 
без труда завязать безобидную, непринужденную беседу.
     Но когда Туанетта сообщила Луи об этом проекте, тот пришел в ярость.
     — Я запрещаю вам, мадам, — неистовствовал он, — слышите, я запрещаю вам вступать в 
какие бы то ни было отношения с этим архиеретиком. Разговор с ним равносилен бесчестью.
     — Господин де Вольтер — величайший писатель вашей страны и, по-видимому, всего 
мира, сир, — отвечала Туанетта.
     — И, конечно, вы слышите музыку в его словах, — съехидничал Луи, — но я запрещаю 
вам слушать эту музыку.
     Успокоившись немного, он объяснил свой гнев.
     — Ваш брат Иосиф — уж на что вольнодумец, но даже он отказался от общения с этой 
блистательной дрянью.
     И с мстительным удовольствием Луи рассказал Туанетте то, что ей давно было известно.
     — Старик думал, что император навестит его проездом в Ферне. Он по-праздничному 
разукрасил свою деревню и замок и велел соорудить триумфальные ворота. Но он просчитался. 
Наш Иосиф последовал мудрому совету ее величества, матери-императрицы, и гордо прокатил 
мимо еретика и всей его мишуры. А теперь вы хотите в театре, на глазах у всего света, говорить 
с этим безбожником. Я запрещаю! Не бывать этому.
     В тот же день Морепа спросил:
     — Известно ли вам, сир, что господин де Вольтер находится в вашей столице?
     — Я полагал, что этому господину въезд в город запрещен, — холодно ответил Луи.
     — Не совсем, — пояснил Морепа. — Таково было лишь желание покойного короля, 
умершее вместе с королем.
     — Но это желание живет и во мне, — сухо сказал Луи.
     — Однако и вы, сир, не сочтете удобным силой удалить старика из его родного города, — 
возразил министр.
     — Да, к сожалению, это не годится, — с грустью согласился Луи.
     — Мне даже кажется, — продолжал Морепа, — что столь старому человеку, который 
как-никак является самым почитаемым писателем Европы, следует оказать некоторые почести 
на его родине.
     — Нет, — резко отвечал Луи, — мой долг — защищать веру и нравственность. Вообще-то 
мне следовало бы с позором выгнать из своей столицы этого старого богохульника. Если я не 
замечаю его присутствия, я и то уже, по-моему, оказываю честь и милость литературе.
     Гнев Луи был сильнее, чем то показывали его слова. После ухода Морепа он принялся 
угрюмо рассматривать книги и брошюры Вольтера, спрятанные в потайном шкафчике. Их было 
много. Они печатались в Амстердаме и Лейдене, в Гамбурге и Лондоне. Но они залетали и в его 
Францию, для них, так же как и для ветра, границы не служили препятствием. Это знамение, 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.