Случайный афоризм
Пишешь, чтобы тебя любили, но оттого что тебя читают, ты любимым себя не чувствуешь; наверное, в этом разрыве и состоит вся судьба писателя. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

подпишемся.
     Стол, на котором лежали документы, был не очень велик. Мосье Жерар сел в небольшое 
кресло с узкой стороны стола. Доктор Франклин встал напротив него, опершись обеими руками 
о стол, Артур Ли стоял у камина, Саплас Дин — рядом с ним. Вильям Темпль скромно 
держался вблизи секретаря Пешера. Пешер расплавил сургуч. Мосье Жерар приложил печать и 
подписал первый экземпляр.
     Франклин взглянул на часы, стоявшие у стены на консоли. Они показывали 5 часов 22 
минуты.
     Он стоял у края стола, упираясь в него большими, слегка растопыренными красноватыми 
пальцами, волосы его, рассыпавшись, падали на дорогой синий кафтан. Он глядел на руку 
мосье де Жерара, белую, холеную руку, глядел, как она четыре раза ставила печать и четыре 
раза расписывалась. Этой, именно этой минуты он так долго ждал, 6 февраля, 5:22. На улице 
шел снег вперемежку с дождем, а здесь уютно горел огонь в камине, светили свечи, секретарь 
Пешер расплавлял сургуч, мосье Жерар прикладывал печать и подписывался. Ради этой минуты 
он, Франклин, проделал трудное путешествие через океан, ради этой минуты он четырнадцать 
месяцев кряду разыгрывал комедию, изображая обывателя-философа с дикого Запада, не 
расстающегося с шубой и коричневым кафтаном, ради нее отвечал на тысячи нелепых вопросов 
и вел в Женвилье хитрую, глупую беседу с красивой и глупой женщиной в синей маске. И вот 
сейчас, значит, подпишется этот человек, а потом подпишется он, Франклин, а потом 
множество французских кораблей со множеством пушек и множеством людей выйдет в 
открытое море, и множество французов умрет, чтобы Англия признала независимость Америки. 
Король, по поручению которого этот элегантный француз подписывает сейчас договоры, но 
больно умен, но он понял, что очень опасно заключать пакт с молодой республикой — врагом 
всякой деспотической власти. И он, этот молодой, жирный Луи, руками и ногами отбивался от 
договора, он не желал признать независимость Тринадцати Штатов, жители которых были в его 
глазах мятежниками, он говорил «нет», «нет» и «нет». Он был абсолютным монархом, королем 
Франции, не отвечающим ни перед каким парламентом, он мог сделать все, что захочет. И 
все-таки он явно не смог сделать того, что хотел, он должен был сделать то, чего не хотел. Так 
называемая мировая история оказалась сильнее его, и ему пришлось ей подчиниться. Значит, в 
мировой истории есть смысл, заставляющий людей, хотят они того или не хотят, двигаться в 
определенном направлении. И старый доктор смотрел, как расписывается, как ставит печать 
белая рука мосье Жерара, и был очень, очень счастлив. И при всем этом счастье он знал, что 
глупо думать, будто человек творит историю, знал, что каждому назначена его роль и что в 
конечном счете большой человек делает то же самое, что и маленький, только, может быть, 
быстрее или медленнее, и человек, действующий по доброй воле, — то же самое, что и 
действующий по принуждению.
     Мосье Жерар закончил свою работу. Он вежливо сказал:
     — Пожалуйста, доктор Франклин, — и указал на внушительное кресло у широкой 
стороны стола.
     Однако Франклин сел в маленькое кресло, где только что сидел мосье Жерар. Мосье 
Пешер растопил сургуч. Но тут подбежал молодой Вильям Темпль, ему страстно хотелось 
помочь при подписании, иначе зачем ему было вообще приезжать? Франклин приложил печать 
и подписался. Подписался он старательно: «В.Франклин», причем «В» искусно переходило в 
«Ф». Подпись он украсил множеством завитушек, а к сургучу приложил перстень. Это была 
затейливая печать — с колосьями, двумя львами, двумя птицами и каким-то сказочным зверем. 
Напротив него стоял и смотрел мосье де Жерар, у камина стояли и смотрели господа Сайлас 
Дин и Артур Ли.
     Затем пришла очередь Сайласа Дина. С довольным видом он торопливо прошел к столу и 
опустился в кресло. Молодой Темпль предупредительно встал возле него, растопил сургуч, 
подал ему перо. Сайлас Дин сказал: «Спасибо», — и от души повторил это слово несколько раз. 
Поставив печать, он написал рядом с ней ясными, жирными буквами: «Сайлас Дин», — и 
влюбленным, счастливым взглядом окинул документ и свою подпись. В последнее время у него 
было много неприятностей, но все искупала сладость долгожданной минуты. Этот злодей, 
мрачно следящий сейчас за каждым его движением, травил его, как дюжина чертей, он обливал 
его ядом клеветы. Но как тот ни старался, он, Сайлас Дин, все-таки сидит здесь в качестве 
партнера христианнейшего короля и ставит свою печать и свою подпись под важнейшим 
договором своей страны и своего века. И он поставил печать и поставил подпись, и вот каждый 
мог прочесть: «Сайлас Дин».
     Наконец размеренным шагом к столу направился Артур Ли. С угрюмым, решительным 
видом он сел, напряженно выпрямив спину. Вильям Темпль хотел ему помочь, но Ли строго 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.