Случайный афоризм
Писать должен лишь тот, кого волнуют большие, общечеловеческие и социальные проблемы. Джон Голсуорси
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Дюплесси Франклину и внимала овациям в Опере. Они пошлы, эти рыночные дамы, они 
пошлы, все эти парижане, но без их обожания становится холодно на душе. Она заставит 
толстяка выполнить обещанное. Она добьется договора о союзе и войне, и тогда эти пошлые 
парижане снова придут в восторг.
     Вечно ей приходится ждать. Торговки правы, это уже, наконец, смешно. Толстяк ставит ее 
перед ними в смешное положение. И перед Водрейлем тоже. Она уже столько раз обнадеживала 
Франсуа; не удивительно, если он злится. Она назначила себе срок. Если в течение двух 
месяцев она не забеременеет, Франсуа не придется больше мучиться и ждать.
     
     
     Луи велел ежедневно докладывать себе о продовольственных затруднениях и недостатке 
топлива в Париже. Он размышлял. Эпоха Людовика Шестнадцатого войдет в анналы Франции 
недоброй эпохой, тациты  будущего века изобразят его неудачливым, неблагословенным 
правителем. Беда идет за бедой. Это началось еще во время торжеств по случаю его свадьбы, 
когда на площади Людовика Пятнадцатого в панике было раздавлено и растоптано множество 
людей. В самом начале его правления вспыхнули хлебные бунты, и вот теперь в плодородной 
Франции снова голод; время его забот исчисляется неделями и месяцами, время покоя и мира 
короткими часами, когда он может посидеть над своими книгами, поохотиться в своих лесах, 
поработать в своей мастерской.
     Он старался помочь бедствовавшим. Посылал им деньги, посылал дрова. Увидев, как 
изнемогают сборщики хвороста под тяжестью коробов и корзин, как они падают на льду, 
ковыляют и надрываются, он отдал им свои сани. Странно было глядеть на нищих и 
оборванцев, которых вместе с дровами развозили по убогим жилищам одетые в ливреи 
королевские кучера. Однако, даже потешаясь над королем, парижане сохраняли великодушие, 
они говорили «наш толстячок», и предметом их ненависти оставалась по-прежнему австриячка.
     Луи читал памфлеты, поносившие Туанетту, он знал, как ее ненавидят, и это его огорчало. 
Он сам во всем виноват, он заставляет ее ждать дофина. Всегда, при самых лучших намерениях, 
он оказывается виноват; это он в долгу перед страной, которой до сих пор не дал дофина, и это 
он связал интересы монархии с интересами мятежников.
     Но при всех заботах и огорчениях у него была одна отрада. Выставка фарфора открылась.
     Мать Луи, курпринцесса Саксонская, в свое время привезла в Версаль множество изделий 
мейсенской фарфоровой мануфактуры. Луи, еще мальчиком восхищавшийся этими изящными 
безделушками, направил все свое честолюбие на то, чтобы его Севр затмил достижения 
Мейсена, и после прихода к власти в конце года устраивал в собственных апартаментах 
выставку севрского фарфора, который затем продавал с благотворительными целями.
     Две недели в апартаментах короля все стояло вверх дном. Свои личные покои он отвел 
под выставку. Церемонии, маленькая трапеза и большой официальный обед, «куше» и «леве» 
были перенесены в другие залы; всеобщая суматоха не коснулась только библиотеки и 
кузницы.
     Вникая, по своему обыкновению, в каждую мелочь, Луи ожидал, что члены королевской 
семьи и двор также примут участие в выставке.
     Счастливый, наблюдал он, как распаковывают бережно завернутые шедевры. 
Удивительно осторожно и нежно брал он в свои толстые руки фарфор, гладил его и ощупывал. 
Ему доставляли истинное наслаждение формы, узоры, превосходные краски — темная синяя, 
сияющая желтая, густая розовая. Для каждой группы и каждой фигурки он выбирал наиболее 
выгодное место, размышляя, какую цену назначить каждому изделию.
     Затем, спрятавшись за занавесом, он следил за покупателями, прислушивался к их 
отзывам. Он чувствовал себя несчастным, если тот или иной предмет не нравился. Но иногда 
его радовало, если не находилось покупателя: сохранялся товар для большого аукциона, 
которым должна была завершиться выставка.
     В числе тех, кто приходил и покупал, был и мосье де Бомарше, одетый в нарядный, 
соответствовавший поводу костюм. Луи не мог не отметить, что этот наглый и своевольный 
мосье де Бомарше, которого он не выносил, расхаживал среди фарфоровых фигурок так 
грациозно, словно и сам был одной из них.
     Он сделал много покупок, фамилия Бомарше стояла в самом начале списка. Это немного 
злило Луи, хотя, с другой стороны, он радовался четырем тысячам двумстам пятидесяти 
ливрам.
     На следующий день, печально и с видом знатока, среди фигурок расхаживал мосье 
Ленорман д'Этьоль. Он любил фарфор. Его Жанна, впоследствии Помпадур, была без ума от 
фарфора, когда-то она устроила в Бельвю оранжерею с фарфоровыми цветами, истратив на это 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.