Случайный афоризм
Большинство писателей считают правду наиболее ценным своим достоянием - вот почему они так экономно ею пользуются. Марк Твен
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Секретарь процитировал:
     — «Я полагаю, что эта охочая до интриг нация не преминет вмешаться в наши дела и 
подлить масла в огонь спора между Великобританией и ее колониями».
     — Вот как, — задумчиво сказал Франклин, — значит, я это говорил. И давно ли, 
позвольте спросить?
     — Не очень давно, — ответил Морена, и секретарь уточнил:
     — Господин доктор Франклин сделал это заявление четырнадцатого августа тысяча 
семьсот шестьдесят седьмого года, стало быть, десять лет и три месяца назад.
     — За это время, — очень небрежно заметил доктор, — я узнал свою Францию лучше. Я 
говорю «свою Францию», так как моя фамилия свидетельствует о моем французском 
происхождении. За это время я научился гордиться своим происхождением. Впрочем, я не 
считаю необходимым высказываться всегда в одном тоне. В молодости я, кроме прочих дел, 
занимался и работорговлей; позднее я первым по ту сторону океана выпустил книги, 
направленные против рабства.
     — Кто умирает не слишком рано, — вежливо согласился Морепа, — тот подчас бывает 
вынужден себе противоречить.
     — Вы сказали: Канада, — возвратился к прежней теме Франклин. — Граф Вержен 
заверил меня, что его величество далек от мысли о завоеваниях.
     — Король очень добродетелен, — констатировал Морена. — Но если бы волею небес 
Канада вернулась в наше лоно, я думаю, что Вержену и мне удалось бы уговорить монарха ее 
принять.
     Слегка улыбаясь, Франклин с любопытством спросил:
     — Скажите, ваше превосходительство, неужели вы все еще надеетесь заполучить Канаду?
     — Дорогой мой доктор Франклин, — отвечал Морепа, — человек надеется, пока он 
дышит, и даже долее. Вы вольнодумец, и я вольнодумец. Однако ни вы, ни я, наверно, не будем 
возражать против креста на наших могилах, а крест — это символ надежды на воскресение во 
плоти. Так почему же мне не рассчитывать на Канаду?
     Доктор Франклин и сам любил иногда отпускать циничные замечания. Однако он верил в 
провидение, он верил, что человечество идет путем, имеющим смысл и цель, и этот 
французский министр, этот пустой, лишенный каких бы то ни было убеждений старик, этот 
гроб повапленный внушал ему сейчас глубокое отвращение. Он ответил своим тихим голосом:
     — Я уверен, господин премьер-министр, что союз с нами представляет для Франции 
интерес и помимо Канады. На поверку Америка более солидный партнер, чем Англия, она 
прилежнее, проще, способнее, усерднее, бережливее.
     Морепа эти слова показались банальным, неудачным ответом на его замечание. И вместе 
с тем слова Франклина произвели на него впечатление. Франклин, который их произнес, был 
Франклином того портрета, у него были строгие, испытующие глаза, широкий, решительный 
рот, сильный подбородок, это был «муж».
     Но, еще продолжая говорить, Франклин почувствовал, что его серьезность в беседе с 
Морепа неуместна, и закончил свою тираду шуткой.
     — Я хотел бы пролежать сотню лет в бочке с мадерой, — сказал он, — а потом 
воскреснуть и посмотреть, что получилось из наших стран.
     — Вот уж чего бы я никак не хотел, — уверенно сказал Морепа. — Я совсем не хочу 
знать, что будет после меня. «После нас хоть потоп» , — сказала одна дама, на которую я 
как-то написал хорошую и дорогостоящую эпиграмму. Это прекрасное изречение принадлежит, 
конечно, не ей, я находил его уже у Цицерона и у Сенеки, а они взяли его у кого-то из греков. 
Но — по-латыни ли, по-гречески или по-французски — оно справедливо. «Когда я буду мертв, 
пусть хоть сгорит земля», — процитировал он по-латыни.
     — С таким реалистом, как вы, — отвечал Франклин, — легко вести переговоры, и я рад, 
что мы имеем дело с вами. Но если вы совершенно не верите в полезность государственной 
деятельности, почему вы от нее не отстранитесь? Почему вы не удовлетворитесь 
комментированием событий?
     — Ишь чего захотели, друг мой, — отвечал Морена. — Мы, старики, вынуждены умирать 
на посту. Стоит нам оказаться не у дел, и мы уже готовы.
     После ухода Морепа Франклин пребывал в мрачном настроении. Его терзала и мучила 
мысль о том, что ведь, в сущности, они, два старика, обиняками говорили сейчас о расширении 
жестокой войны, к которому, в общем-то, и направлены их усилия. Всем своим сердцем он 
ненавидел войну за ее нелепость. Недавно он написал басню о молодом ангелочке, которого 
впервые посылают на землю и проводником которому служит старый, закосневший дух-гонец.
     Небесные гости спускаются на поле битвы близ Квебека, в самую гущу ужаснейшей, 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.