Случайный афоризм
Перефразируя Макаренко: писатели не умирают - их просто отдают в переплёт. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

возрастали. С такими-то людьми предстоит вступить в союз, с таким-то народом, с 
«республикой», «демократией», или как там это называется, — одним словом, с государством, 
по природе своей обреченным на гибель.
     Впрочем, не требовалось обращаться к мудрости предков, чтобы увидеть всю 
противоестественность союза, который ему хотят навязать. Ведь американцы сами громогласно 
заявили о своих принципах, заявили со всей наглостью, на какую только способны носители 
зла. В своей Декларации независимости они выступили только против одного короля, против 
его английского кузена; но на уме у них другое, дай им волю — они не оставили бы на земле 
вообще никакой божественной власти. Один из них прямо это сказал, и они, придя в восторг, 
стали изучать его ядовитую книгу благоговейнее, чем слово божие. Луи вызвал звонком мосье 
де Сет-Шена и велел ему отыскать книгу Томаса Пейна, озаглавленную «Common Sense»  и 
хранившуюся в шкафу вредных книг.
     Лицо его помрачнело; непослушными руками листал он настольную книгу народа, 
союзником которого его вынуждали стать. «Королевская власть, — читал он, — есть 
хитроумнейшее изобретение дьявола для насаждения идолопоклонства. Мы увеличили зло 
самовластья, сделав его наследственным; если самовластие как таковое обедняет нас самих, то, 
признав за ним наследственность, мы совершаем грех перед потомством. Ибо часто природа 
дарит человечеству осла вместо льва. Что должен делать король, кроме как вести войны да 
раздавать чины? И за это он получает восемьсот тысяч фунтов стерлингов в год, и в придачу 
его почитают, как бога. Разве простой смертный не более полезен для общества, чем все 
коронованные бездельники, вместе взятые?»
     Нет, нельзя требовать от христианнейшего короля союза на жизнь и на смерть с народом, 
исповедующим подобные принципы. Луи подчеркнул прочитанные фразы. Позвонил мосье де 
Сет-Шену.
     — Поставьте книгу на место, — сказал он свирепо, — и хорошенько ее заприте. Эта книга 
— рассадник всякого зла.
     Он сам проверил, хорошо ли заперт шкаф.
     Замок, который он смастерил собственными руками, работал исправно. С озабоченным 
видом стоял Луи перед шкафом. Пейна можно запереть. Но когда французские солдаты 
возвратятся из Америки, не привезут ли они с собой эту подлую книжонку и эти зловредные 
идеи?
     Его осенило; эта гнусная, мерзкая книжка навела его на хорошую мысль. Он вступит в 
союз не с мятежниками, а со своим английским кузеном — против мятежников. Они вместе 
разобьют бунтарей, и в виде компенсации за это Англия возвратит ему Канаду. Он создаст 
священный союз; он и два других властителя, еще не зараженных современными идеями, Георг 
и Мария-Терезия, объединятся и не допустят революции. Они сумеют образумить 
американские колонии Англии. Если объединиться, это не так трудно. И на будущее это будет 
отличный урок мятежникам.
     Он приосанился. Он вообразил себя таким, каким написал его Дюплесси. Он составил 
великий план, достойный короля Франции, достойный его предков.
     Но разве он, Луи, годится для таких дел? Разве портрет Дюплесси действительно передает 
его сущность? Он боялся, что художник его идеализировал, что в душе он, Луи, совсем другой. 
И, может быть, его предки тоже не были такими, каковы они на картинах, может быть, они 
тоже идеализированы своими художниками.
     Глупости. Людовик Великий отважился быть таким, каким он изображен на портрете. У 
того хватило мужества отменить Нантский эдикт  и задать жару еретикам. А он, нынешний 
Людовик, поддался уговорам Тюрго и уже во время коронации опустил в присяге обет 
истреблять еретиков огнем и мечом.
     Он был слаб с самого начала. Ему не под силу ударить по мятежникам тройственным 
союзом. Он представил себе, как реагировал бы Морена на его величественный проект. Старик 
ухмыльнулся бы и добродушным, успокаивающим тоном сказал бы: «Это благородные мечты, 
сир, мечты Александра».
     
     
     В тот же понедельник американские эмиссары собрались снова, чтобы обсудить, какие 
выгоды из победы при Саратоге можно извлечь здесь, в Версале.
     Артур Ли предложил заявить Вержену, что сейчас как раз наступил момент, когда Англия 
пойдет на любые условия, и что если Версаль немедленно не заключит союза с Америкой, то он 
останется на бобах. Франклин был против этого. Прибегать к подобным угрозам, по его 
мнению, следовало лишь в самых крайних случаях. Чем меньше американцы будут 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.