Случайный афоризм
Односторонность в писателе доказывает односторонность ума, хотя, может быть, и глубокомысленного. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

бунтовщиков могли одержать настоящую победу над хорошо обученной английской армией.
     — Это невероятно, месье, — сказал он, — это немыслимо.
     Он позвонил библиотекарям и, потребовав, чтобы мосье Кампан и мосье де Сет-Шен 
принесли труды по географии и карты английских колоний в Америке, сам помог им 
притащить нужные книги. Пока министры цитировали полученные отчеты, он искал на карте 
Саратогу и Бимис-Хейт, — боже, что за названия! Ну конечно, их не было на карте. 
По-видимому, произошли какие-то мелкие стычки, перестрелка, а мятежники пытаются раздуть 
это в историческое событие, чтобы отвлечь внимание от поражения при Джермантауне и 
падения Филадельфии.
     — Поступившие депеши, сир, — отвечал Вержен, — с полной очевидностью доказывают, 
что речь идет не о каких-то непроверенных слухах, что капитуляция английского полководца и 
всей его армии — несомненный факт.
     И он заговорил о необходимости как можно скорее заключить договор с американцами. 
Он снова перечислил доводы в пользу такого союза; доводы были веские, доводов было много, 
любого из них хватило бы за глаза. Пришла пора осуществить мечту, которую Луи лелеял с 
первого дня своего правления, — мечту о том, что Франция положит начало веку 
справедливости, свободы и человеческого достоинства. Пришло время восстановить престиж 
Франции, упавший после мира шестьдесят третьего года. Тут вмешался Морена. Союз с 
Америкой улучшит и финансовое положение Франции. Теперь, несомненно, удастся завоевать 
новые рынки, а если повезет, то, может быть, даже вернуть Канаду. Опять взял слово Вержен. 
Если же Франция упустит эту возможность, сказал он, и не заключит пакт в самом ближайшем 
будущем, то уставшие от войны колонии, чего доброго, подпишут мир с метрополией, а это 
грозило бы Франции потерей владений в Вест-Индии.
     Один министр подхватывал доводы другого. Снова эти господа одолевают его 
аргументами, он знал, что так будет. Аргументы у них веские, неопровержимые, но интуиция, 
внутренний голос, глас божий, говорили ему: «Не слушайся, не слушайся их, Луи, король 
Франции».
     Он недовольно молчал. Затем, внезапно, разразился упреками:
     — Вы не сдержали слова, месье, вы от меня отступились. Вы обещали мне помогать 
американцам так, чтобы они держались, но не побеждали. А теперь, извольте видеть, 
мятежники берут в плен английского генерала со всей его армией. К чему это приведет? Что 
подумает мой народ?
     — Ваш народ, сир, — неожиданно смело ответил Вержен, — радуется, что Англия 
потерпела такое грандиозное фиаско.
     Старик Морена одобрительно закивал головой, и Вержен прибавил:
     — Вашему народу, сир, показались бы непонятными дальнейшие проволочки с пактом.
     В глубине души Луи вынужден был согласиться с Верженом. Что верно, то верно: все 
думают, как эти министры. Как Туанетта.
     Туанетта. Она явится очень скоро, наверно, даже сегодня утром, чтобы напомнить ему об 
его обещании. «Если мятежники добьются военного успеха», — обещал он. Военный успех — 
понятие растяжимое. Перестрелка у какой-то Саратоги — это еще не победа, это не может быть 
победой, во всяком случае, нужно дождаться более точных сведений.
     Он снова склонился над картой. «Все рады, — думал он, — в том числе и мой ментор. 
Глупцы, слепые глупцы, они не понимают, о чем идет речь». Со злобным удовлетворением он 
окончательно установил, что никакой Саратоги на карте нет.
     — Вы виноваты в этом несчастье, месье, — бранился он. — Революция — заразная 
болезнь духа. Нельзя было пускать к нам этих прокаженных, этого Франклина. Я опасался их, я 
медлил, но вы меня уговорили. А вам, месье, следовало бы обладать гораздо более глубоким, 
чем у меня, сознанием опасности. Вы старше.
     Гнев короля ничуть не смутил министров. Луи одобрил их американскую политику, это 
было записано в протоколах.
     — Мы должны действовать, сир, — настаивал Вержен.
     — Напрасно вы стараетесь меня ошеломить, месье, — оборонялся Луи. — Вы делаете вид, 
будто за одну ночь изменилось положение во Франции и во всем мире.
     — Оно действительно изменилось, — ответил Морена.
     — Разве не остаются в силе, — горячился Луи, — прежние доводы против союза? Разве 
моя армия вооружена сегодня лучше, чем вчера? Разве моя казна стала полнее?
     — Ваша армия, сир, — отвечал Вержен, — лучше не стала, но английская армия стала 
хуже, и кредитоспособность Англии понизилась.
     — Я не дам вовлечь себя в авантюру, — упорствовал Луи, — я воевать не стану.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.