Случайный афоризм
В истинном писательском призвании совершенно нет тех качеств, какие ему приписывают дешевые скептики, - ни ложного пафоса, ни напыщенного сознания писателем своей исключительной роли. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Они глядели ему в рот, американцы, которые его понимали, и французы, которые его не 
понимали. Артур Ли подошел к нему, схватил его за плечо и хрипло спросил:
     — Что вы говорите? Кто вы такой? Вы говорите — пять тысяч восемьсот пленных? Вы 
говорите — генерал Бергойн в плену?
     Франклин сказал:
     — Пожалуйста, успокойтесь. Мистер Остин, расскажите еще раз, и не торопясь. И нет ли 
у вас каких-либо бумаг?
     Мистер Остин, обращавшийся все время только к Франклину, сказал:
     — Вот мое удостоверение, доктор Франклин. А вот письмо от Конгресса. Оно очень 
кратко, погода стояла хорошая, и нельзя было задерживать бригантину. Но я могу о многом 
доложить вам устно, я беседовал с капитаном Уилкинсоном, доставившим в Конгресс 
донесение генерала Гейтса.
     Франклин погрузился в письмо. Теперь все поняли, что произошло, и первым из 
французов понял Пьер. Он ликовал. Он говорил каждому:
     — Мы победили. Саратога, — какое красивое название. Победило мое оружие, наше 
оружие. Какое счастье, что я, несмотря ни на что, посылал им корабли и оружие. Теперь оно 
победило, это оружие, наше оружие, оружие свободы. Саратога. — Он смаковал звучное, 
незнакомое слово, делая ударение на последнем слоге.
     Сайлас Дин и юный Вильям, счастливые и возбужденные, принялись расспрашивать 
мистера Остина, и выяснилось, что тот действительно знает множество подробностей, 
подробностей сплошь приятных.
     Доктор Франклин не садился, он молча стоял, большой и грузный. Одной рукой он 
опирался на спинку кресла, в другой держал короткое письмо от Конгресса, которое и читал 
через очки в железной оправе. Затем, опустив руку с письмом, он чуть покачнулся, однако не 
сел. Остальные тем временем, обступив мистера Остина, наперебой засыпали его вопросами; 
юный Вильям переводил с английского на французский, было шумно и весело. Перекрывая 
шум, пропуская мимо ушей вопросы других, мистер Остин по-прежнему адресовал свои слова 
только Франклину.
     Франклин слушал с пятого на десятое. Он думал о том, что, стало быть, снова из-за 
упрямства короля Георга и некоторых его лордов бессмысленно погибли тысячи людей — 
американцев, англичан, немцев. Но эта картина смертей и увечий меркнет в победном 
ликовании. Еще недавно он очень уверенно доказывал, что Америка должна победить, однако 
за уверенностью, которую подсказывали ему все доводы разума, таились тогда заботы и 
сомнения его души. Теперь эти сомнения рассеялись, и старик, всем сердцем ненавидевший 
войну и кровопролитье, думал сейчас только об одном: победа, победа, триумф, победа! И, 
пожалуй, он радовался бы, если бы погибло еще больше немцев и англичан. И еще он думал о 
своем галантном, любезно-лукавом разговоре с дамой в синей маске и о том, что, по словам 
мосье де Жерара, после их разговора эта дама добилась некоего обещания от своего мужа. 
Когда мосье де Жерар доверительно рассказывал ему об этом обещании, оно было связано с 
весьма существенным «если», оно было пустым, ничего не стоящим обещанием именно 
потому, что предполагало такое важное «если». И вот теперь это «если» исполнилось, и, 
следовательно, счастливый исход саратогской битвы — нечто большее, чем военный успех. 
Теперь благодаря этой битве обеспечены договор о союзе и окончательная победа. Америка и 
свобода превратились из идеи в реальность. Случилось что-то великое, громадное. И старое, 
одутловатое лицо Франклина озарила гордая, идущая от самого сердца радость.
     Артур Ли, несколько обособленно от остальных, стоял у камина напряженно-прямой, 
скрестив на груди руки и прижав подбородок к шее. Он ничего не говорил, ни о чем не 
спрашивал. Он держался так напряженно, чтобы не запрыгать, как мальчишка, не захлопать от 
радости в ладоши и не уронить своего достоинства. После сообщения мистера Остина с его 
плеч свалилась огромная тяжесть, он чувствовал себя сейчас молодым и счастливым, как 
никогда. Он взглянул на Франклина. Где-то в самой глубине души ему было чуть-чуть досадно, 
что доктор honoris causa совсем его не замечает, и он злился на мистера Остина за то, что тот, 
посланный, несомненно, ко всем трем эмиссарам, обращается к одному только Франклину. Но 
вскоре эти неприятные мысли рассеяла великая радость. Он глядел на тихо светившееся лицо 
Франклина, не завидуя и не ревнуя. «Ах, этот Франклин, — думал он, — вот он и сделал дело, 
этот Франклин, сделал для всех нас».
     Франклин сел наконец в большое, удобное кресло, служившее ему за обедом 
председательским местом; со стола еще не убрали десерта и кофе.
     — Сегодня хороший день, друзья мои, — сказал он по-английски, а затем повторил эти 
слова по-французски: — Хороший день, не правда ли?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.