Случайный афоризм
Самый плохой написанный рассказ гораздо лучше самого гениального, но не написанного. В. Шахиджанян
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

его претензии. Да, отвечал он с подъемом, Франция и Америка неотделимы друг от друга: если 
Франция — дух свободы, то Америка — ее плоть.
     Это сравнение понравилось Франклину меньше. Но ему не хотелось огорчать человека, на 
которого можно было положиться даже в такой скверной ситуации, и когда Пьер стал 
откланиваться, доктор пригласил его отобедать с ним в воскресенье.
     
     
     В воскресенье, 4 декабря, выдался туманный, очень холодный день, но в Пасси, в доме 
Франклина, было тепло и уютно.
     Он пригласил только настоящих друзей Америки. Таких среди французов было немного, 
зато это были люди заслуженные, с именами — Тюрго, академик Леруа, мосье де Шомон, 
Кондорсе, де Ларошфуко, аббат Мореле. Пьеру льстило, что Франклин пригласил его в такое 
общество. Даже присутствие Артура Ли почти не омрачило его радости.
     Да, Артур Ли тоже явился сегодня. Этого впечатлительного, нервного человека грызли 
заботы, и он не в силах был оставаться один в Отель-д'Амбур, среди французов, которые, 
конечно, только злорадствовали по поводу поражения, нанесенного его стране и делу свободы. 
Он знал, что застанет в Пасси людей легкомысленных, поддающихся любому соблазну, но 
все-таки искренне обеспокоенных поражением.
     Его ожидания оправдались. Чувствуя, что все ждут от него каких-то слов утешения, 
Франклин поделился своими соображениями относительно создавшейся ситуации. Кто 
участвовал в революции с самого начала, сказал он, тому до сих пор непонятно, как удалось 
преодолеть такие невероятные трудности. Все приходилось создавать из ничего — законы, 
администрацию отдельных штатов, армию, флот, арсенал. Мало того что в стране стояла 
мощная английская армия, приходилось иметь дело с бесчисленными явными и тайными 
внутренними врагами, с трусами, не решавшимися стать ни на ту, ни на другую сторону, с 
сомнительными друзьями. Просто чудо, что революция не погибла тогда в хаосе анархии. И 
если в подобных условиях нерегулярная американская армия продержалась первую трудную 
зиму и вдобавок еще оставила за собой поле боя, то не подлежит ни малейшему сомнению, что 
для сильного и организованного государства, каким стали теперь Соединенные Штаты, 
отдельные поражения не представляют серьезной опасности.
     Франклин не ораторствовал, он рассказывал о пережитом, он был здесь единственным 
участником начала революции. Он произносил обычным тоном обычные слова, но всем 
передалась его глубокая убежденность в том, что по сравнению с достигнутым сделать осталось 
не так уж много. Даже Артур Ли был тронут.
     Об Америке собравшиеся больше не вспоминали, они ели, пили и говорили о блюдах и 
напитках, о французской литературе и французском театре; Пьер рассказывал веселые и 
колючие анекдоты, а Франклин — свои назидательные истории. Однако беззаботно-веселое 
настроение продержалось недолго. Прежние заботы, о которых никто не заводил речи, 
нахлынули снова. В разговоре то и дело возникали паузы, невысказанное заглушало сказанное. 
Беседа становилась скорее тяжким бременем, чем утешением, и гости готовы были разойтись 
раньше обычного.
     Но тут, в наемной карете, к дому подъехал еще один запоздалый гость. Похоже было на 
то, что дворецкий мосье Финк вступил в дискуссию с опоздавшим. В конце концов тот взбежал 
наверх, и едва мосье Финк успел доложить: «Мосье Остин», — как в столовую вошел 
незнакомый молодой человек в дорожной одежде.
     Его взгляд скользнул по собравшимся и остановился на Франклине. Он сказал:
     — Меня зовут Джон Лоринг Остин, я приехал из Нанта, или, вернее, из Бостона, я прибыл 
на бригантине «Перч» и привез вам известие от Конгресса.
     Франклин нетерпеливо, как никогда, спросил:
     — Сударь, Филадельфия действительно пала?
     — Да, — ответил мистер Остин. — Но я привез кое-что поважнее, — прибавил он быстро 
и возвестил: — Генерал Бергойн капитулировал.
     И сбивчиво, видя, что ему еще не верят, он принялся рассказывать.
     — Саратога, — сказал он, и еще он сказал: — Генерал Гейтс и генерал Арнольд. 
Англичане, — сказал он, — потеряли убитыми генерала Фрейзера и немецкого подполковника 
Бреймана. Кроме генерала Бергойна, взяты в плен генералы Гамильтон и Филиппе и 
брауншвейгский генерал Ридезель. В плену также лорд Питерсгэм, граф Балкаррасский и с 
полдюжины членов парламента. И пять тысяч восемьсот офицеров и солдат, и две тысячи 
четыреста гессенцев. И захвачено сорок два орудия, и пять тысяч мушкетов, и огромное 
количество боеприпасов и снаряжения.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.