Случайный афоризм
Писатель талантлив, если он умеет представить новое привычным, а, привычное - новым. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Разве он не заказывал Дюплесси свой портрет?
     Пришел принц Ксавье. Он стал говорить о Салоне.
     — Там есть и ваш портрет, — сказал он, — огромная махина Робена. Находят, что вы там 
очень идеализированы, милый Луи. Забавно было бы съездить нам туда вместе и поглядеть на 
эту махину. Но ничего не выйдет: мятежника там тоже повесили. Впрочем, есть люди без 
предрассудков. Дело вкуса.
     Внутри у Луи все кипело, но он ничего не ответил.
     Через несколько дней ему показали гравюру, копию с портрета Дюплесси. Неприязненно 
вглядывался Луи в лицо Франклина. Конечно, Дюплесси скрыл все подлое, чем дышит 
мятежник. И этого Дюплесси он назначил «королевским живописцем». Он хороший художник, 
он доказал это его, Луи, портретом. Жаль, что искусство так редко сочетается с добродетелью.
     Луи прочитал подпись под гравюрой. Это были стихи: «Вот слава и сила Нового Света. 
Шум океана стихает от его голоса. Он правит громом и велит ему молчать, если захочет. Тот, 
кто обезоружил богов, убоится ли королей?» Луи прочитал стихи дважды. И такое-то 
осмеливаются распространять в его столице! Это больше, чем оскорбление величества, это 
богохульство, кощунство. «Он правит громом и велит ему молчать, если захочет». Злой, 
безобразный звук вырвался у Луи из горла, он позвонил, велел немедленно, сию же минуту, 
вызвать шефа полиции.
     Когда мосье Ленуар явился, Луи сунул гравюру ему в лицо.
     — Вы это видели? — спросил он.
     — Это Франклин, портрет мосье Дюплесси, — сказал шеф полиции. — Рецензии 
отличные, гравюра расходится не хуже свежих устриц.
     — Вы читали стихи? — спросил Луи. — Прочтите! — закричал он вдруг.
     — Стихи плохие, — сказал мосье Ленуар.
     — И вы разрешаете это продавать? — кричал Луи. — И это на каждом углу продается в 
Париже, как свежие устрицы? Где ваши глаза, мосье? Плохие стихи. Это же оскорбление 
величества, это же богохульство. «Он правит громом». Вы что, все с ума сошли, что ли?
     Мосье Ленуар побледнел. Но он совладал с собой и спокойно сказал:
     — Гравюру, я вижу, издал мосье Руо. Я прикажу ему немедленно убрать стихи.
     — Пресечь богохульство, — вскричал Луи, — за решетку мерзавца!
     — Прошу ваше величество спокойно подумать, — попробовал возразить шеф полиции.
     — Я уже подумал, — прервал его Луи. — Это вам надо было думать раньше. «Велит 
грому молчать». Ступайте! — крикнул он. — Выполняйте мои указания!
     Мосье Ленуар ушел, но пошел прямо к Морепа и Вержену. Затем он велел известить 
издателя Руо, что получил приказ его арестовать, и только после того, как мосье Руо укрылся в 
безопасном месте, послал к нему своих агентов.
     Тем временем Морепа объяснил Луи, что теперь, когда портрет Франклина снискал такую 
огромную популярность, арест издателя будет воспринят как враждебный акт не только против 
Америки, но также и против населения Парижа. После некоторого колебания Луи, ворча, 
отменил приказ об аресте.
     — По богохульные стихи нужно убрать, их нужно уничтожить, — распорядился он 
злобно и решительно.
     Гравюру стали продавать без стихов, но зато под портретом было теперь пустое место, и 
парижане вписывали стихи от руки.
     
     
     Луи ни словом не обмолвился с Туанеттой ни об ее посещении Салона, ни о последствиях 
этого посещения. Туанетту радовали и последствия, и молчание Луи.
     Радость, однако, не могла избавить Туанетту от разочарования, давно уже закравшегося в 
ее душу. Ей не давали покоя горькие, унизительные мысли. Прошло уже много недель и 
месяцев, а ничего не изменилось, Луи так и не сумел дать ей дофина.
     Во всех письмах матери, осуждавшей ее за встречу с Франклином, за роскошь Трианона, 
ей слышались сетования престарелой императрицы на обманутую надежду.
     Чтобы заглушить эту унизительную, гложущую горечь, она с головой окунулась в 
изучение актерского ремесла. Она неустанно работала над произношением «р» и не боялась 
испортить свою знаменитую скользящую походку, учась шагать, как дамы из «Театр Франсе». 
Господа Мишю и Кайо с удивлением констатировали, что она трудится так, словно собирается 
стать профессиональной актрисой; они удовлетворенно и почтительно делали ей замечания, а 
Туанетта просила их: «Так и продолжайте, господа».
     Но и это не очень-то помогало. Размолвки с Водрейлем участились. Однажды он 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.