Случайный афоризм
Стихи умеют быть лаконичными, как пословица, и подобно пословице глубоко врезаться в память. Самуил Яковлевич Маршак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

привлекательна, и не то чтобы Дюплесси очень уж ей польстил. Конечно, герцогиня нашла 
выгодную позу; она сидит в траве, в сандалиях на босу ногу. Надо будет иметь это в виду.
     — Хорошо, очень хорошо, просто восхитительно, — сказала она Дюплесси.
     А потом наконец она оказалась перед портретом доктора Франклина. Зал был битком 
набит, любопытные толпились до самых входных дверей, но когда она остановилась перед 
картиной, наступила полная тишина.
     Из рамы смотрел на нее человек, которого она видела, но все-таки совершенно другой. 
Большой властный рот был сжат, и никому не пришло бы в голову, что эти губы когда-либо 
произносили галантные комплименты. Строго, испытующе, очень справедливо глядели глаза 
из-под могучего лба. Глядят ли они на тебя? Глядят ли мимо тебя? А может быть, они глядят 
сквозь тебя? Туанетта подивилась, что рискнула сразиться с этим человеком, ей стало даже 
немного страшно; и все-таки ее снова тянуло к нему, и она гордилась тем, что искала с ним 
встречи.
     Дюплесси стоял несколько в стороне от нее, стараясь уловить впечатление, которое 
произведет его работа на королеву. И вдруг впервые он увидел в ее красивом, не умном, но 
отнюдь не пустом лице что-то очень живое, очень высокомерное, очень царственное. Если ему 
еще когда-либо случится ее писать, у него выйдет прекрасная картина. Но ведь от сильных 
мира сего никогда не добьешься трех-четырех хороших сеансов. С американцем работать была 
одна радость, и портрет удался. С холста смотрит действительно великий человек, и, придав 
американцу столько достоинства, он, Дюплесси, ничуть ему не польстил. С глазами пришлось 
повозиться, но вышло на славу. Так смотрит Франклин в жизни — и на тебя, и мимо тебя.
     Туанетта все еще молча стояла перед картиной, долго уже она так стояла, ей казалось — 
целую вечность, а прошло всего две минуты. Кругом было тихо, угнетающе тихо, и она знала, 
что ей опять нужно что-то сказать, что-то такое, чего не могла бы исказить и самая злая воля.
     — Превосходно, — сказала она наконец при всеобщем безмолвии и изящнейшим 
движением повернулась к художнику Дюплесси. — Это, в самом деле, великолепный портрет, 
достойный нашего Дюплесси. — Она была довольна, что не сказала: «достойный нашего 
Франклина».
     Она оторвалась от картины.
     — Что здесь еще интересного, месье? — обратилась она к сопровождавшим ее 
художникам, и они подвели ее к очень хорошему портрету знаменитого ботаника Карла 
Линнея , написанному в прошлом году Александром Роленом в Швеции.
     — Вы знаете, господа, — заявила Туанетта, — что меня интересует все, относящееся к 
ботанике.
     Вечером она отправилась в Оперу, давали «Ифигению» Глюка. Небольшое расстояние до 
театра она прошла пешком, и на всем пути парижане приветствовали ее одобрительными 
возгласами. Последнее время при ее появлении в театре публика молча вставала с мест; на этот 
раз ей устроили продолжительную овацию. Когда во втором акте прозвучало вступление к арии 
«Вы царицу славьте великую», Ахилл подошел к рампе и спел эту арию, повернувшись к ложе 
Туанетты. Публика встала и потребовала исполнить арию во второй и в третий раз.
     За свою недолгую жизнь Туанетте часто случалось благодарить ликующую толпу. Но 
никогда еще она не испытывала при этом такого блаженства, как сегодня. На ее красивом 
овальном лице выступил легкий румянец, когда она трижды, как велел этикет, налево, направо 
и вперед, склоняла голову с башней прекрасных пепельно-золотистых волос. Она была 
счастлива, как ребенок. «Пусть теперь попробует аббат повторить, что парижане меня не 
любят», — думала она, чувствуя, как поет в ней благородно-простая музыка Глюка, и жалея, 
что не носит в прическе изображения Франклина.
     
     
     Когда Луи узнал, что Туанетта ездила смотреть портрет Франклина, его охватила глухая 
ярость. Разве она не обещала ему воздерживаться от каких бы то ни было изъявлений 
сочувствия Америке? И если парижане устроили ей потом овацию, это только лишний раз 
подтверждало, что ее посещение Салона воспринято всеми как свидетельство милости к 
мятежнику, как одобрение бунтарства. Дух мятежа — вот кто чествовал Туанетту в Опере, и 
очень горько, что он, Луи, должен играть роль пассивного зрителя.
     Да, ему остается только молчать и сердиться, это ясно. Если он начнет укорять ее за 
потворство мятежникам, она его все равно не поймет, и ничем, кроме иронии, ему не ответит. 
Что тут страшного? Она смотрела работы придворного живописца Дюплесси, только и всего. 
Неужели ей нельзя было этого себе позволить? Он мысленно уже видел ее 
невинно-насмешливый взгляд. Разве Луи не выражал желания, чтобы ее написал Дюплесси? 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.