Случайный афоризм
Одни писатели живут в своих произведениях; другие - за их счет. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

на последний прыжок пораженного насмерть животного. При этом ему бывало жаль своей 
жертвы. Между ним и затравленным зверем устанавливалась какая-то странная связь, он 
делался и охотником и дичью одновременно.
     Выйдя из задумчивости, он увидел перед собой Морена, худого, стройного, стоявшего в 
почтительнейшей позе и слегка улыбавшегося сухими губами.
     — Вы все еще здесь? — спросил Луи удивленно.
     Однако, когда Морена, обидевшись, пожелал удалиться, он его задержал.
     — Нет, извините меня, — сказал он, схватив его за сюртук. Он приблизил свое лицо к 
лицу премьер-министра. — Разве не ужасно было, — спросил он, — глядеть, как уходил 
старик? Мне кажется, в глазах у него были слезы. Такой прекрасный министр и такой храбрый 
солдат. Мы обошлись с ним несправедливо, мой ментор. Вам не следовало говорить ему таких 
жестоких слов.
     При всем своем цинизме Морена был возмущен этой попыткой его молодого ученика и 
монарха свалить вину на него. Но он по-прежнему стоял в учтивой позе, с любезным, даже 
соболезнующим видом, твердо решив умереть в должности премьер-министра.
     Луи с жаром продолжал:
     — Мы должны загладить свою вину. Квартира в Арсенале, конечно, за ним сохранится. А 
жалованье мы будем целиком выплачивать ему в виде пенсии. И никаких отчетов от него не 
потребуем.
     — Я восхищен вашим великодушием, сир, — отвечал Морепа, — я переговорю обо всем с 
мосье Неккером.
     Луи уже наполовину утешился.
     — Пожалуйста, сделайте это, милый мой, дорогой, — сказал он горячо. — Я не хочу, 
чтобы моего Сен-Жермена держали в черном теле. Так и скажите своему мосье Неккеру, этому 
швейцарскому скупердяю. А Сен-Жермену я напишу сам, — заключил он, — и поблагодарю 
его за великие услуги, которые он оказал мне и Франции.
     Франклину хотелось до прихода Артура Ли и Сайласа Дина покончить с большей частью 
поступившей вчера из Америки почты. Но этот ненадежный Вильям опять сильно запаздывал.
     Вернувшись, Вильям сумел, однако, убедительно оправдать свое опоздание. Он явился из 
Парижа с известием о важном событии, разузнать о котором пытался как можно подробнее. 
Дело в том, что в Париж возвратились лейтенант Дюбуа и майор Моруа, двое из тех офицеров, 
которые, заручившись патентами Сайласа Дина, отправились в Америку с Лафайетом. Конгресс 
оказал этим людям очень плохой прием и в конце концов с позором выслал их восвояси. 
Самого маркиза де Лафайета в Филадельфии встретили, по-видимому, более чем прохладно. 
Теперь офицеры расхаживают по Парижу и на чем свет стоит ругают американцев за их 
неблагодарность, невоспитанность, скупость, самонадеянность. Вильям узнал об этом сначала 
от молодого герцога де Ларошфуко, затем от Кондорсе. Новость была на устах у всего города.
     Франклин слушал с непроницаемым лицом. Но он был раздосадован, более того — 
огорчен. Конгресс отнюдь не облегчает ему работы на пользу Америке. Что офицеры придутся 
в Филадельфии не ко двору, Франклин предвидел, но он никак не ожидал, что их примут 
настолько скверно. В конце концов на руках у них были официальные документы о зачислении 
в американскую армию, выданные представителем Конгресса.
     Сам Франклин в последнее время много и успешно работал и кое-чего достиг. Встреча с 
Туанеттой давала как будто благоприятные результаты; говорили даже, что Туанетта добилась 
от короля определенных обещаний. И вот именно сейчас его заокеанским землякам 
понадобилось вспомнить старинную вражду с Францией и из чистого каприза, по недомыслию, 
по глупости, так задеть город и двор.
     Вильям привез и другие новости. Он слыхал, что Морепа и Вержен будут присутствовать 
на открытии Салона. Все говорят о портрете Франклина, который выставит Дюплесси, и о том, 
что уже только благодаря своей модели этот портрет затмит другие, в том числе и весьма 
значительные произведения.
     Франклин предвкушал, как встанет перед портретом и как парижане будут сравнивать 
изображение с оригиналом. Может быть, это и тщеславие, но разве тщеславие не одно из 
приятнейших качеств, которыми наделило человека высшее существо? К тому же успех его 
портрета может принести делу Америки только пользу.
     Он приветливо поглядел на Вильяма. Конечно, мальчик немного легкомыслен, но зато он 
смышлен и прекрасно понимает, что к чему. Например, он вполне способен оценить значение 
того, что опять натворил Конгресс.
     В ожидании коллег Франклин решил осуществить свое намерение и легализовать 
положение Вильяма. Если мальчик получит должность и жалованье, у него повысится чувство 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.