Случайный афоризм
Настоящий писатель, каким мы его мыслим, всегда во власти своего времени, он его слуга, его крепостной, его последний раб. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     — И такими-то делами вы осмеливаетесь мне докучать, господин граф? — сказал он 
медленно, странно заплетающимся голосом. — Вам не совестно отнимать у меня время такой 
чепухой? — Он всячески распалял себя и взвинчивал. — Что мне делать с военным министром, 
который не может справиться даже со своими офицерами? Я должен быть готов к новому 
нападению Англии. Как же вы справитесь с английской армией, если не можете справиться с 
вашим полковником Эстергази?
     Теперь он пришел в то состояние, которого желал. Уставившись на старика близорукими 
глазами, он кричал фальцетом; его маленький двойной подбородок дрожал.
     Землистое, морщинистое лицо Сен-Жермена сразу утратило твердость.
     — Не понимаю, сир, — проговорил он, и щеки его задергались. — Вы столько раз 
оказывали мне доверие. Вы сказали мне…
     Он не повторил, что ему сказал Луи.
     — Если вы мною недовольны… — Он не кончил и этой фразы.
     Луи схватил одну из фарфоровых статуэток, стоявших у него на столе; он схватил ее 
бессознательно, с поразительной горячностью, словно желая ее раздавить или расколоть, но 
неожиданно спокойным движением поставил ее на место.
     — Конечно, я вами недоволен, — сказал он очень тихо, не глядя на старика. — Со всех 
сторон сыплются жалобы. Может быть, это и несправедливые жалобы, но я вынужден 
требовать от своих людей, чтобы они ладили между собой. Вы ни с кем не умеете ладить, 
мосье, ни с дворянством, ни с солдатами, ни с кем. Королева вне себя. Как мне быть с 
человеком, который везде наживает врагов? — Он пожал плечами и повторил: — Конечно, я 
недоволен.
     Сен-Жермен ответил хриплым и тоже удивительно тихим голосом:
     — Значит, вы меня прогоняете, сир?
     Луи упорно отводил от него взгляд. Он ждал, что Сен-Жермен будет говорить еще, он 
надеялся, что тот скажет что-нибудь такое, что даст ему, Луи, возможность пойти на попятный. 
Но Сен-Жермен ничего больше не сказал, и его молчание заставило Луи повернуть к нему свою 
массивную голову. И Луи увидел то, что боялся увидеть, — дрожащее лицо, карие собачьи 
глаза министра, — и понял, о чем тот сейчас думает.
     А старик думал о том, как всю жизнь он мечтал провести несколько реформ, о том, как 
опубликовал свой декалог, «Десять заповедей военного искусства», и о том, как под конец 
жизни Луи призвал его осуществить эти теории. О том, как, несмотря на охватившее его тогда 
блаженство, он отказывался от министерского поста, боясь, что ему, солдату, а не царедворцу, 
не справиться с кознями Версаля. И о том, как молодой король пылко обещал ему всяческую 
помощь. И о том, как он, Сен-Жермен, изо всех сил старался выполнять бесстыжие и вздорные 
желания проклятой австриячки. И о том, как Луи без конца повторял свои обещания. И вот этот 
молодой Луи, король французов, сидит перед ним, глядя на него и не глядя, и не отваживается 
даже сказать ему «да», то «да», которое он про себя уже произнес: «Да, мосье, вы уволены».
     Чувствуя все, что происходит сейчас в душе старика, Луи испытывал почти невыносимую 
жалость к нему и почти невыносимое презрение к самому себе. У него язык не поворачивался 
сказать «да», но «нет» он тоже был не в силах сказать. И он злился на Морепа, который не 
приходил ему на помощь.
     Он злился напрасно. На Морена можно было положиться, Морепа помог. Повернувшись к 
своему товарищу Сен-Жермену, Морепа сказал небрежно и любезно:
     — Боюсь, старина, что вы правильно истолковали слова его величества. Или, может быть, 
это не так, сир?
     И Лун промычал:
     — Ну, вот, ну, вот и хорошо. Что ж тут поделаешь, если все этого хотят?
     Сен-Жермен отвесил глубокий поклон и сказал:
     — Стало быть, я могу подать в отставку, сир. — И задом, как велел этикет, ретировался к 
двери.
     Луи не поднимал глаз. Когда он их поднял, Сен-Жермена уже не было.
     Морена сказал:
     — Позвольте и мне удалиться, сир.
     Но Луи попросил поспешно, испуганно:
     — Не оставляйте меня одного. — Потом он долго молчал, погрузившись в себя.
     Если бы его не заставили вести этот разговор с Сен-Жерменом, он был бы сейчас на 
охоте, в лесу Фонтенебло. Он любил охоту. Дичь гнали к нему, а он стрелял; по вечерам он 
записывал в дневник, сколько дичи подстрелил за день, и обычно цифры получались 
внушительные. Но сколько бы дичи он ни уложил, его всегда с новой силой тянуло поглядеть 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.