Случайный афоризм
Поэт всегда прав. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

стоившие ему великого самоограничения усилия пошли прахом. Он ничего не достиг. Его, его 
одного будут обвинять в том, что эта тщеславная и легкомысленная женщина не только не 
приносит Габсбургам пользы, но доставляет им одни неприятности. Потом он сообразил, что ее 
бесстыдство и безрассудство дают ему сейчас, по крайней мере, хороший повод как следует ее 
отчитать. Не обращая внимания на вздор, который она плела, он напомнил ей самым строгим 
тоном:
     — Вы обещали мне, мадам, вести себя разумно при условии, что я не буду вмешиваться в 
ваши развлечения. Вы должны признать, что, с великим сожалением наблюдая за вашими 
увеселениями, я все же не делал вам никаких упреков. А увеселений этих было достаточно, — 
взвизгнул он, обнажив свои страшные, желтые зубы.
     Оба заранее договорились, что, если аббат выйдет из себя, в разговор тотчас же вмешается 
Мерси. Это он и сделал.
     — Аббат не хочет упрекать вас, мадам, — сказал он быстро, успокаивающим тоном. — 
Так же, как я, он думает только об огорчении, которое, должно быть, вызовет в Шенбрунне 
известие об этом инциденте. — И, видя, что она сидит с надменно-безучастным лицом, 
тихонько покачивая туфелькой, он принялся ее поучать: — Именно после того, как император 
намеренно избежал встречи с мятежником, ваши сочувственные высказывания о 
франклиновских принципах могут быть восприняты как изменение политики Габсбургов и 
Бурбонов.
     — Мои сочувственные высказывания об его принципах? — возмутилась Туанетта. — Кто 
осмелится это утверждать?
     — Все, — грубо ответил аббат.
     — И вы тоже так думаете? — вскипела Туанетта. — Вы в самом деле думаете, что я 
предала Габсбургов бунтовщикам?
     — Извольте, мадам, не уклоняться от темы, — осадил ее аббат. — Вы сделали заявления, 
которые мятежники могут истолковать по-своему. Вот что огорчает меня и графа.
     Мерси прибавил:
     — Мы знаем, что у ее величества, вашей престарелой матушки, много тяжких забот. Нам 
больно доставлять ей новые огорчения, а мы поневоле их доставим, послав в Вену даже самый 
мягкий отчет о случившемся. Мы смиренно просим вас, мадам, иметь это в виду.
     Лицо Туанетты стало задумчивым; одно мгновение казалось, что она вот-вот заплачет.
     — Я знаю, месье, — сказала она, — что вы преданны дому Габсбургов, — и тотчас же 
стала прежней Туанеттой. — Не могу представить себе, — сказала она, — чтобы мои слова 
могли возыметь дурные последствия. И покамест эти дурные последствия не дадут о себе знать, 
позвольте мне считать себя правой, совершенно правой.
     Обоим господам нечего было больше сказать, и они удалились. Мерси другого и не ждал, 
аббат же был разочарован.
     Оставшись одна, Туанетта некоторое время отрешенно глядела в одну точку. Она думала 
о грубых, презрительных нотациях, которые ей придется выслушать от Иосифа, и заранее 
злилась.
     Потом она взяла письмо матери и распечатала его. «Граф Мерси, — писала 
Мария-Терезия, — доложил мне о вашем желании получить картины из времен вашего детства, 
запомнившиеся вам со дней Шенбрунна; он сообщил мне, каких они должны быть размеров, 
где их собираются повесить и как осветить. Я от души рада, дорогая, доставить вам 
удовольствие и не заставлю вас ждать семь лет, как заставили меня вы. Я говорю о вашем 
портрете, которого по сей день жду с великим нетерпением. Я незлопамятна и тотчас забуду об 
этих семи годах ожидания, едва увижу ваши милые черты, запечатленные на полотне».
     Смутная грусть овладевала Туанеттой, когда она думала о своей старой матери. Однажды 
Дюплесси уже написал ее портрет для Марии-Терезии, и все нашли его очень хорошим и 
верным, но матери он не понравился, а у Туанетты не было никакого желания позировать снова, 
ей всегда не хватало времени, и поэтому, несмотря на напоминания Мерси, просьба матери 
оставалась невыполненной. Но если это так важно для мамы, она закажет еще один свой 
портрет. Во всяком случае, очень трогательно внимание мамы, пославшей картины 
безотлагательно. В детстве Туанетта часто стояла перед этими картинами, изображавшими ее 
десятилетней девочкой, танцующей и играющей со своими братьями, и, становясь старше, она 
всегда с интересом сравнивала себя с изображенной на картинах Марией-Антонией. Ей было 
любопытно, какие картины отобрала мама, и не терпелось узнать, произведут ли они на нее 
такое же сильное впечатление, как прежде. Это ее отвлекло, и неприятные мысли рассеялись.
     Она рассказала своим друзьям о предостережениях австрийцев. Водрейль и Полиньяк 
посмеялись. Конечно, креатуры Иосифа злятся, что Туанетта беседовала о человеком, 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.