Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Карл также испытывал удовольствие: пускай Луи расхлебывает кашу, которую заваривает 
Туанетта.
     С интересом знатока наблюдал Пьер, с какой точностью Франклин подводит Туанетту к 
нужному повороту. Он играл с ней ласково, как огромный сенбернар с ребенком, но игра его 
была вовсе не безобидна, а Туанетта ничего не подозревала и думала, что это она с ним играет. 
Пьер испытывал глубокое удовлетворение. Это он собрал их всех здесь, и все они, сами того не 
зная, пляшут под его музыку.
     С еще большим злорадством следила за игрой, которую придумали она и ее милый друг 
Пьер, Дезире Менар. В ее глазах участниками игры были не только Франклин и королева; 
Туанетта олицетворяла для нее всю надменную, привилегированную знать, а Франклин — всех 
остальных, непривилегированных, бесправных. Чтобы жить достойно, она и Пьер пролезли в 
круг аристократии. Чтобы сохранить свое положение, им приходилось снова и снова 
изворачиваться и унижаться. Но она презирала важных господ, милости которых они 
добивались. Как они глупы и слепы в своей надменности, эти важные господа! Вот сидят они, 
одураченные Пьером и ею самой, они жаждут все новых и новых сенсаций, они улыбаются, 
наперебой порываясь вложить оружие в руки врагу, который не оставит от них мокрого места. 
Дерзкая, молодая, живая, красивая, все еще в костюме мальчика, она сидела в самом конце 
большого полукруга, образовавшегося вокруг Туанетты и Франклина, наслаждаясь изящным 
остроумием старого доктора и радуясь, что эта гордая, не знающая жизни королева играет 
сейчас такую дурацкую роль.
     Самой Туанетте тоже казалось, что перевес покамест на стороне Франклина. Она искала 
какой-нибудь смелой, обескураживающей фразы, чтобы поставить его в тупик.
     — Если вы считаете свою правду только полуправдой, доктор Франклин, — спросила она 
с вызывающей улыбкой, — то, может быть, вы считаете и себя всего-навсего полумятежником?
     С самым приветливым, удивленным и заинтересованным видом Франклин всем корпусом 
повернулся к ней и сказал:
     — Мятежником? Себя? Да разве я похож на мятежника? Кто бы мог вам такое сказать? — 
И без всякого перехода он продолжал: — Вам поразительно идет эта прическа. Она 
подчеркивает ясность вашего лба. Будьте добры, просветите несведущего иностранца, как она 
называется.
     Все облегченно вздохнули, когда старик погасил готовую вспыхнуть искру, и с 
признательностью оценили его такт. Опередив Туанетту, ему ответила Габриэль:
     — Эта прическа называется «Coiffure Ques-a-co», доктор Франклин, — сказала она. 
Туанетта и в самом деле носила прическу, за которую на нее нападали памфлетисты.
     Дезире пояснила:
     — «Ques-a-co» значит «что это такое, как это понять?». Этот оборот употребил в одном из 
памфлетов мосье де Бомарше, чтобы посмеяться над провансальским диалектом своего 
незадачливого противника.
     — Благодарю вас, мадемуазель, — ответил Франклин и, сделав поклон в сторону Пьера, 
прибавил: — Я вижу, что во Франции литература пользуется большим уважением.
     «Нет, так дешево он от меня не отделается», — подумала Туанетта и, лукаво погрозив 
пальчиком, спросила тихим, вкрадчивым голосом:
     — Но все-таки вы немножко бунтовали против своего короля? Или, может быть, у меня 
неверные сведения?
     Франклин ответил спокойно и очень вежливо:
     — По-видимому, у вас не вполне верная информация, мадам Ques-a-co. Многие полагают, 
что король Англии восстал против нас, а не мы против него.
     Теперь дело принимало не на шутку опасный оборот. Водрейль приготовился вмешаться. 
Но его опередила Габриэль.
     — Вы были так милы с мадам Ques-a-co, доктор Франклин, — сказала она. — Поведайте 
же и нам, какого вы мнения о наших костюмах и наших шляпах.
     Но это не помогло. Туанетта вошла в азарт. Она совершенно забыла, что она королева, а 
сидящий перед ней старик — мятежник. Теперь она была только красивой женщиной, 
заметившей, что мужчина восхищается ее фигурой, ее лицом, ее руками, но недостаточно 
высокого мнения об ее уме.
     — Вы ученый человек, доктор Франклин, — сказала она по-прежнему тихо, — и, конечно, 
сумеете отстоять любой свой тезис, справедливый или несправедливый, лучше, чем 
необразованная женщина. Но разве в глубине души вы не признаете, что в конце концов король 
Англии обладает божественным правом распоряжаться своими колониями?
     Все видели, что она говорит это совершенно искренне.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.