Случайный афоризм
Писатели учатся лишь тогда, когда они одновременно учат. Они лучше всего овладевают знаниями, когда одновременно сообщают их другим. Бертольт Брехт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

его экю пять золотых луидоров. Экю, а с ним и пять луидоров были тотчас же проиграны. 
Франклин сказал Вильяму:
     — Экю мы поставим в счет Конгрессу.
     Он вышел из-за стола и возвратился к своему удобному креслу. Гости говорили о сцене с 
яблоком и шутили насчет роли яблок в истории. Были упомянуты яблоко Евы, яблоко Париса, 
ньютоново яблоко, отравленные яблоки семейства Борджиа.
     Это напомнило Франклину одну из его историй, которую он тут же и рассказал. Как-то 
его друг, шведский миссионер, пришел к сусквеханским индейцам и стал им читать проповедь. 
Он рассказал им несколько библейских историй, в том числе историю о том, как Адам съел 
яблоко, вследствие чего наши праотцы лишились рая. Индейцы долго размышляли. Наконец 
поднялся глава племени и сказал миссионеру следующее: «Мы очень признательны тебе, брат 
наш, за то, что ты не побоялся пересечь большую воду, чтобы передать нам сведения, которые 
ты узнал от своих предков. Это — верные и полезные сведения. В самом деле, нехорошо есть 
яблоки. Гораздо лучше делать из них яблочное вино».
     Рассказывая это с самым непринужденным видом, Франклин поглядывал на даму в синей 
полумаске. Напротив нее стоял теперь Водрейль, а рядом с ней, в костюме швейцарской 
крестьянки, сидела Габриэль Полиньяк. Дама в синей маске продолжала, болтая, играть; но 
Франклину показалось, что мысли ее заняты не игрой и не разговором.
     Он не ошибся, Туанетта действительно нервничала. Да, она дала Франсуа доказательство 
своей храбрости, которое он вынудил ее дать. Она приехала к нему, она смотрела запрещенную 
пьесу, она дышала одним воздухом с этим западным мятежником. Франсуа, стоя напротив и 
внимательно следя за картами, не спускал с нее глаз. Он глядел на нее дерзко, ничуть не 
смущенно, он явно не хотел признать ее мужества. Ей было ясно без слов, что этого ему еще 
недостаточно, что Франсуа ждет от нее большего. Он требует, чтобы она заговорила с 
мятежником. Если она этого не сделает, Франсуа завтра же станет над ней издеваться, и тогда 
сегодняшнее посещение Женвилье, посещение, на которое она с таким трудом решилась, 
окажется совершенно напрасным.
     Она легко прикоснулась к плечу Габриэль.
     — Сегодня игра не доставляет мне никакой радости, — сказала она, — я ничего не 
выигрываю и ничего не проигрываю. Пойдем к твоему доктору, мне хочется на него 
посмотреть.
     Получилось очень естественно, Туанетта была довольна собой. Габриэль лениво, как 
всегда, улыбнулась и кивнула ей в знак согласия. Обе дамы не спеша поднялись и не спеша 
подошли к Франклину.
     Им принесли стулья, группа вокруг Франклина была уже довольно большой. Пьер успел 
снова завладеть разговором.
     — При всем своем несомненном таланте, — сказал он, — принц Карл был не вполне 
убедителен в роли революционера, зато граф Полиньяк в роли злодея достиг необычайного 
правдоподобия.
     — Если наш Вильгельм Телль показался не вполне правдоподобным, — сказал мосье 
Ленорман, — то виновен в этом поэт, не вложивший в уста героя достаточно веских 
аргументов. Нам все время твердят об угнетении и тирании. Между тем этому Теллю и его 
коллегам живется не так уж плохо; во всяком случае, им хватает времени на то, чтобы 
устраивать политические собрания и готовить убийства и мятежи.
     Вместо ответа Пьер обратился к Франклину:
     — Не подумайте, пожалуйста, доктор Франклин, что мой друг Шарло действительно 
такой привередник и ворчун. Язык его иногда колюч, но сердце его открыто любому 
достойному делу.
     Собравшиеся вокруг Франклина делали вид, что слушают его и Бомарше и не обращают 
внимания на даму в синем. Но Туанетта знала, что все только и ждут, заговорит ли она с 
Франклином, и если заговорит, то что она ему скажет. Она привыкла быть в центре внимания и 
умела держаться уверенно. Но сегодня она чувствовала себя неловко; так было с ней всего один 
раз в жизни — в тот день, когда ее заставили обратиться к «шлюхе» Дюбарри. Тогда она 
недурно вышла из положения. «Не правда ли, в Версале сегодня много всяких людей, мадам?» 
— спросила она, а Дюбарри ответила: «Да, мадам». Вот и сейчас самое лучшее сказать 
мятежнику какую-нибудь ничего не значащую, общую фразу. Франклин облегчил ей эту 
задачу, он ни разу не взглянул в ее сторону. Дождавшись паузы в беседе, она шутливо сказала:
     — Вам было очень жаль, доктор Франклин, расстаться с вашим экю?
     Гости засмеялись. Франклин повернулся к ней своим большим лицом и приветливо на нее 
посмотрел.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.