Случайный афоризм
Читатели любят лучших авторов, писатели – только мертвых. Гарун Агацарский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

не сумеют по достоинству оценить его продукцию.
     В Париже его хорошо знали и валом валили на его «леве». Однажды в числе утренних 
посетителей к нему явился Пьер де Бомарше.
     Водрейль был рад его видеть. Он находил, что остроумие Пьера сродни его собственному. 
Но чтобы сын часовщика не обнаглел, надлежало держать его на некотором расстоянии. 
Сегодня маркизу вздумалось показать Пьеру, что его, Водрейля, расположение — милость, дар, 
которого можно в любой момент лишиться. Он ограничился небрежным кивком и, не 
обращаясь к Пьеру, стал болтать с другими о разных пустяках — о скаковой лошади, 
приобретенной им у брата английского короля. Наконец Пьер пробился к нему и заявил, что 
хочет предложить Водрейлю участие в деле, доходы с которого позволят маркизу приобрести, 
если угодно, всю конюшню английского принца. Не взглянув на Пьера, Водрейль надменно 
бросил: «Я не коммерсант», — и вернулся к болтовне о своих лошадях.
     Пьера это не смутило. Он знал, что Дезире права. Из сильных мира сего Водрейль более 
всех способен был оценить его, Пьера, творчество, его прозу, его реплики, изящество его ума. 
Только унижаясь, и можно заставить этого типичнейшего представителя версальской знати 
продвинуть его мятежную пьесу. Поэтому Пьер, глазом не моргнув, проглотил обиду и решил 
прийти на следующее утро.
     Ночью Водрейлю пришел в голову какой-то особенно удачный, на его взгляд, каламбур, и 
маркизу удалось его запомнить. Наутро Водрейль был настроен благодушно и милостиво, и 
когда Пьер рассказал ему, что почти закончил новую пьесу и что почел бы за честь прочитать 
ее маркизу и с ним посоветоваться, он с радостью принял его предложение. Он помнил, какое 
удовольствие доставляли ему прежде чтения этого шута; он вообще любил новинки, а теперь, 
как интендант Туанетты, был вдвойне заинтересован в том, чтобы первым познакомиться с 
новой пьесой популярного автора. Поэтому он попросил Пьера сразу же послать за рукописью, 
пригласил его остаться к обеду, а затем, после еды, лениво развалившись в халате на кушетке, 
приказал:
     — Ну, что ж, мосье, начинайте.
     Заманчивая перспектива выложить этому чванному аристократу самые смелые истины 
воспламенила Пьера. Он был превосходным чтецом, а сегодня он чувствовал свою силу, как 
никогда; ему казалось, что, читая, он творит. Голос его, способный передать любой оттенок, 
звучал то плавно, то напряженно, выражая то гнев, то презрение, то горечь, то любовь; он не 
читал, он играл своих героев. Комедия стала яснее и ярче, чем могла бы стать на сцене.
     Сам Водрейль не раз потешался над своим классом. Но можно ли позволить такие 
насмешки этому мужлану, этому сыну часовщика? Не лучше ли вырвать у него рукопись из рук 
и заткнуть ею этот наглый рот? Но не успел он собраться с мыслями, как его уже подхватил 
веселый поток. Он никогда еще не встречался с таким великолепным буйством мысли и слова, 
его неудержимо тянуло смотреть, слушать и осязать, он ничего не мог поделать с собой, это 
было слишком дерзко и слишком увлекательно.
     Пьер сознавал, что сейчас, во время чтения, решается судьба его комедии. Все зависит от 
того, как примет ее этот человек в халате. Если Водрейль захочет, Париж увидит «Фигаро». 
Если нет — Пьеру остается запереть пьесу в ящик и возложить все надежды на потомство.
     У человека, лежавшего на кушетке, возле которой сидел Пьер, было умное, избалованное, 
надменное лицо, более даже надменное, чем умное. Но постепенно с этого лица сошла 
гордость. Водрейль знал толк в театре. Он решил отбросить сомнения и без помех насладиться 
пьесой. Он приподнялся, вскочил, забегал по комнате. Рассмеялся. Стал подыгрывать Пьеру. 
«Бис, бис!» — выкрикивал он, хлопая в ладоши, как в зрительном зале. Он все чаще и чаще 
просил повторить какую-нибудь фразу, заставил Пьера прочесть сначала целый кусок, 
принялся сам подавать реплики. Получилась великолепная буффонада, они хохотали до слез, не 
разбирая, кто же из них двоих шут.
     — Ты это здорово сделал, Пьеро, — сказал, все еще задыхаясь от смеха, Водрейль. — Это 
кого угодно сведет с ума. Весь Париж сойдет с ума, весь двор. Это — лучшая пьеса, написанная 
французом со времен Мольера.
     — И вы думаете, ее поставят? — спросил Пьер.
     — Толстяк меня терпеть не может, — размышлял вслух Водрейль, — толстяк ничего не 
смыслит в театре, и у него нет чувства юмора. Провернуть это будет нелегко. Что ж, тем более. 
Положись на меня, Пьер.
     
     
     Филипп Гюден благоговел перед великими мужами, он любил читать Плутарха и очень 
страдал оттого, что такие выдающиеся люди, как Франклин и Пьер, борющиеся за одно и то же 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.