Случайный афоризм
Поэтами рождаются, ораторами становятся. Марк Туллий Цицерон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Американцы же, все до одного, как будто сговорившись, задержались у Франклина.
     Когда молодой Кондорсе сказал, что Лафайет, наверно, празднует сегодняшний день в 
Филадельфии, все американцы мыслями унеслись в этот город. Но они не были уверены, что 
Конгресс заседает сегодня в Филадельфии. И если даже город не эвакуирован вторично, если 
даже годовщину Декларации отмечают сегодня колокольным звоном, парадами и фейерверком, 
то жители все равно уже успели понять, что свобода все еще в опасности, что придется пролить 
за нее еще много крови и пота.
     Перед французами, словно по молчаливому уговору, американцы не выказывали своих 
тревог, но все они испытывали потребность остаться в узком кругу, побыть среди своих, 
отдохнуть от звуков чужой речи.
     Усталые от празднества, усталые от еды и питья, необычно смущенные, словно стыдясь 
своего волнения, они сидели теперь одни. Даже оба морских волка присмирели и приумолкли, 
и, должно быть, их подвиги казались им уже не такими значительными.
     Всем и без слов было ясно, что бороться сейчас нелегко и что самые тяжелые времена еще 
впереди. Они были рады, что проводят этот вечер не врозь, а вместе, что сидят рядом, что они у 
себя. Они пили, курили, говорили о пустяках. И даже Артур Ли ни к кому не питал неприязни.
     Всем стало легче, когда Франклин высказал общие чувства. Он выразил их, как обычно, 
окольным путем и всего в двух словах, к тому же по-французски. «Ca ira!» — сказал он.
     
     
     Только лицам, которых это непосредственно касалось, надлежало знать, что Луи принял 
совет Иосифа и решился на операцию. Однако об этом было известно всему Версалю; в Вене, 
Мадриде и Лондоне с нетерпением ждали дня, когда Луи выполнит свое обещание.
     Принцу Ксавье не хотелось сознаваться перед самим собой, что он рискует потерять право 
престолонаследования; Луи никогда не отважится на операцию, говорил он себе и другим. 
Постепенно он так уверовал в это, что даже предложил поставить двадцать тысяч ливров за то, 
что раньше чем через год дело до операции не дойдет. Принц Карл принял пари; если Луи 
действительно ляжет в постель к Туанетте, рассудил он, то пусть хотя бы двадцать тысяч 
ливров послужат утешением ему, Карлу.
     В ожидании операции Туанетта вела прежний образ жизни. Танцевала, давала балы, 
посещала балы, еще неистовее носилась в погоне за развлечениями из Версаля в Париж, из 
Парижа в Версаль. Стоило ее приближенным, Габриэль или Водрейлю, позволить себе 
малейший намек на планы Луи, она гневно обрывала их на полуслове.
     А затем, в августе, в среду, после жаркого дня, пришла ночь, которую следовало бы 
отметить в хронике Версаля большими буквами. В эту ночь, в одиннадцатом часу, Людовик, 
король Франции, вышел из своей спальни и направился в спальню Марии-Антонии 
Австрийской.
     В халате крался он по коридорам гигантского дворца, сооруженного его прадедом, самого 
большого здания в мире. Под халатом была роскошная ночная рубашка, на мясистых ногах — 
удобные туфли. Впереди короля, в красно-бело-синей ливрее, шагал старый-престарый лакей, 
шагал, как привык за сорокалетнюю службу, безучастно и торжественно, с шестисвечным 
канделябром в руке. Так, волнуясь, обливаясь потом, стараясь не обращать на себя внимание и 
всячески привлекая его к себе, шествовал по коридорам Версаля король Людовик. Коридоры 
были полны лакеев, швейцарских гвардейцев, сновавших туда и сюда сановников. Смущенный 
их взглядами, Луи решил соорудить потайной ход, чтобы его спальня сообщалась со спальней 
Туанетты незаметно и непосредственно. Чтобы отвлечься от мыслей о предстоявшем, он стал 
размышлять о технических деталях этого сооружения; такие вещи всегда его интересовали. 
Самое лучшее — провести подземный ход под залом с «бычьим глазом». Обдумывая проект во 
всех подробностях, не замечая бравших на караул гвардейцев, не замечая застывших в поклоне 
лакеев и придворных, он тащил свое неуклюжее тело в покои Туанетты.
     Дамы, дежурившие перед спальней королевы, приветствовали его глубоким приседанием 
и низким поклоном.
     — Добрый вечер, медам, — сказал он, покраснев от смущения и гордости. Он порылся в 
карманах халата и со словами: «Вот тебе, сын мой!» — протянул луидор старику лакею. 
Стучаться ему не подобало, он достал гребешок, поскреб им о дверь и исчез в спальне 
Антуанетты.
     Через пять минут по дворцу пронесся шепот: «Толстяк уже у нее». Шепот расползался, он 
полз по коридорам, по апартаментам, выполз за ворота. Через десять минут о случившемся 
узнал австрийский посол, граф Мерси, через пятнадцать — испанский посол Аранда, еще через 
десять минут — лорд Стормонт, посланник его величества британского короля. Среди ночи 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.