Случайный афоризм
Высшее торжество для писателя заключается в том, чтобы заставить мыслить тех, кто способен мыслить. Эжен Делакруа
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Худое лицо Артура Ли заволоклось тучами. Его злила надменная скромность Франклина. 
Пьер с жаром возразил:
     — Любая ваша поправка, доктор Франклин, не может быть незначительной. От кого бы 
ни исходило внесенное в Конгресс предложение, — продолжал он, — освобождение Америки 
— это ваша заслуга. Честь и хвала вашему мистеру Жефферсону, но стоило вам приложить 
руку к Декларации, как она стала вашей. Стиль Вениамина Франклина узнаешь безошибочно, 
он чувствуется даже во французском переводе.
     Франклин не стал возражать. Все равно не убедишь парижан, что автор Декларации — 
действительно Томас Джефферсон, как не втолкуешь им, что фамилия этого молодого депутата 
— «Джефферсон», а не «Жефферсон».
     Он представил себе, как совсем по-другому звучала бы Декларация, если бы ее автором 
был он, Франклин. Его политические взгляды также основывались на идеях Джона Локка, 
Монтескье, Ваттеля , и, по существу, никаких расхождений с образованным, 
пламенно-гуманным Джефферсоном у него не было. Но он, Франклин, сформулировал бы и 
общую часть Декларации, и отдельные претензии к королю более логично и в более спокойном 
тоне. Впрочем, документы, предназначенные для всего мира, не должны быть слишком 
объективны. Тогда нужнее всего были пафос, риторика. Декларация удалась на славу, ничего 
более подходящего для этого случая он бы не сочинил; счастье для Америки, что в надлежащий 
момент нашелся и надлежащий автор.
     Мысленно усмехаясь, он вспомнил, как проходило обсуждение текста Декларации в 
Конгрессе. Это было год назад; в Филадельфии стояло жаркое лето, днем в зале заседаний 
делалось нестерпимо душно, к тому же из-за соседства конюшен не было покоя от мух, 
кусавших, главным образом, ноги. Как, наверно, страдали от жары франтоватые и потому 
особенно пышно одетые господа Гэнкок и Адамс-первый, длинный, тощий Сэмюэль Адамс. 
При мысли о них доктору и сейчас еще становилось смешно.
     Он, Франклин, сидел тогда рядом с Джефферсоном. Будучи плохим оратором и не 
обладая достаточно сильным голосом, Джефферсон поручил защищать свой текст 
Адамсу-второму, маленькому Джону Адамсу. Джон, как всегда, отнесся к поручению с 
энтузиазмом; маленький толстяк то и дело вскакивал, шумно отстаивал джефферсоновские 
формулировки и бесстрашно оскорблял оппонентов.
     Каждый считал своим долгом вставить в Декларацию словечко, но далеко не у всех это 
получалось удачно. Если бы не жара, прения продолжались бы еще два-три дня и от 
первоначального текста, наверно, вовсе бы ничего не осталось.
     Доводы против его формулировок, не всегда разумные, причиняли Джефферсону 
физическую боль. На всю жизнь запомнится Франклину страдальческое выражение, 
появлявшееся на длинном худом лице этого рыжеволосого молодого человека всякий раз, когда 
ораторы с жестокой и не очень умной придирчивостью ополчались на его текст. Франклин 
хорошо представлял себе, что испытывал этот способный юноша, от творения которого не 
оставляют камня на камне. Скрывая свою ярость, бедный автор держался, как подобало, внешне 
спокойно, но его всего передергивало: он сжимал кулаки и, несмотря на худобу, обливался 
потом, словно нес тяжесть.
     По своему обыкновению, он, Франклин, попытался утешить несчастного небольшой 
историей. Это была хорошая, поучительная история, и сейчас доктору захотелось рассказать ее 
здесь, в обществе французов.
     — Между прочим, при обсуждении Декларации, — начал он, — члены Конгресса 
предлагали различные поправки, весьма огорчавшие ее автора, упомянутого мною мистера 
Джефферсона. Я сидел рядом с ним и пытался его успокоить. Я взял за правило, — сказал я 
ему, — никогда не составлять документов, подлежащих утверждению на каких-либо собраниях. 
Этому меня научил один мой знакомый шляпник. Он хотел заказать для своей лавки вывеску с 
таким примерно текстом: «Джон Томпсон, шляпник, изготовляет шляпы и продает их за 
наличные деньги». Надпись он собирался украсить изображением шляпы. Набросок вывески 
Томпсон показал друзьям. Первый из них нашел, что слово «шляпник» лишнее, так как тот же 
смысл заключен в словах «изготовляет шляпы». Мистер Томпсон вычеркнул это слово. Второй 
сказал, что следует вычеркнуть и слово «изготовляет». Покупателям безразлично, кто 
изготовляет шляпы, им важно, чтобы они были хороши. Мистер Томпсон вычеркнул и это 
слово. Третий нашел, что слова «за наличные деньги» излишни, так как другого способа 
торговли шляпами в Америке вообще не существует. Мистер Томпсон вычеркнул и эти слова, 
теперь надпись гласила: «Джон Томпсон продает шляпы». «Продает? — возмутился 
четвертый. — Никто же не думает, что вы отдаете их даром». Пришлось выбросить и слово 
«продает». Та же судьба постигла и слово «шляпы», так как шляпу предполагалось изобразить 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.