Случайный афоризм
Мы думаем особенно напряженно в трудные минуты жизни, пишем же лишь тогда, когда нам больше нечего делать. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

так свободно и плавно лилась речь. Пьер заговорил с Вениамином, спросил о его школьных 
делах; он легко располагал к себе детей, и, к удовольствию окружающих, оба — 
сорокапятилетний и семилетний — отлично беседовали.
     Затем, ободренный всеобщим вниманием, Пьер обратился к остальным. Заметив, что 
большинство гостей, даже те из них, кто говорил только по-английски, понимает французскую 
речь, он то и дело сбивался на французский и вскоре стал вести себя так, как вел бы себя во 
французском салоне, — рассказывал интересные сплетни, сыпал афоризмами — о женщинах, о 
литературе. Хотя до слушателей доходило явно не все и многие его намеки ничего им не 
говорили, Пьер не унимался. Если он рассыплет перед ними сто перлов, думал он, то хотя бы 
пять или шесть они оценят; его нисколько не смущало, что изрядно подвыпившие капитаны 
время от времени разражаются смехом, который с одинаковой вероятностью мог относиться и к 
его остротам, и к его персоне.
     Пьер ехал сюда с чувством неловкости, он не знал, какое впечатление произведет на 
американцев. Когда же выяснилось, что он им понравился, скованность его сразу исчезла, и 
Пьер подумал, что теперь он справится с задачей, которую перед собой поставил, — показать 
доктору Франклину, как несправедливо с ним, Бомарше, обошлись. Он сел поближе к хозяину 
дома.
     Франклин твердо решил помнить притчу о бороне и скрыть свою антипатию к мосье 
Карону. Он принял его радушно и непринужденна, без той презрительной вежливости, которая 
так уязвляла Пьера. У Пьера словно гора с плеч свалилась, едва он заметил, что сегодня 
Франклин не холоден с ним; он с подчеркнутым вниманием слушал доморощенные истории 
старика, громко смеялся и глядел на рассказчика сияющими глазами. Затем, втайне надеясь на 
особое внимание Франклина, он пустился в рассуждения о различии между юмором и 
остроумием. Он привел примеры из Сократа и Аристофана, почерпнутые им у ученого Гюдена, 
и почувствовал себя счастливым, когда Франклин, поначалу не все разобравший, попросил его 
повторить и пояснить некоторые фразы и, улыбнувшись, по достоинству оценил их.
     Затем, однако, доктор принял серьезный вид и участливо спросил Пьера, как поживает его 
молодой помощник, мосье Тевено, который, насколько ему, Франклину, известно, уехал в 
Америку. Пьер отвечал, что сведений о караване, с которым отправился Поль, еще не 
поступило, да и не могло поступить. Оба, Франклин и Пьер, на мгновение умолкли и 
задумались.
     Мосье де Ларошфуко тщательно перевел Декларацию независимости, а издатель Руо 
поторопился напечатать перевод к 4 июля, снабдив его обстоятельным, патетическим 
предисловием. Переводчик вручил Франклину экземпляр Декларации. Под выжидательным и 
почтительным взглядом переводчика, молодого герцога, доктор стал листать изящный томик. 
Он не поскупился на похвалы переводу, хотя про себя отметил, что благородные периоды 
подлинника звучат по-французски пошловато. Затем, обратившись к Пьеру, он сказал, что 
слышал, какое глубокое впечатление произвела на слушателей эта Декларация, когда мосье де 
Бомарше впервые прочитал ее в парке замка Этьоль. Пьер покраснел от удовольствия — это с 
ним редко случалось — и уже готов был простить Франклину все неприятности, которые тот 
ему причинил. Он считает милостью судьбы и своим постоянным капиталом, отвечал он, то 
обстоятельство, что он первым на этом полушарии узнал о величайшем событии новейшей 
истории и что ему выпала честь ознакомить с текстом этого благородного манифеста лучших 
сынов своего отечества.
     Доктор Дюбур с досадой вспомнил чтение в парке Этьоль. Его уязвляло, что Франклин 
так превозносит этого спекулянта Карона; к тому же он не мог простить Пьеру, что тот 
правдами и неправдами завладел кораблем «Орфрей», тогда как он, Дюбур, борец за правое 
дело, должен довольствоваться плохо снаряженными судами. Вспомнив, однако, как весело 
смеялся Франклин над басней о мухе и карете, Дюбур перестал сердиться на своего мудрого 
друга: в самом деле, почему бы и не дать мухе сахару?
     Маркиз де Кондорсе сказал:
     — Сколько чувств, о великий муж, возникает, наверно, у вас в душе, когда вы читаете 
свое произведение, изменившее мир.
     — Мне жаль, — отвечал терпеливо Франклин, — что распространилось мнение, будто 
Декларация составлена мною. Еще раз повторяю, это не соответствует действительности. 
Прошу вас, мосье, поверить мне и принять к сведению, что предложение провозгласить 
независимость было внесено в Конгресс мистером Ричардом Генри Ли, братом нашего мистера 
Артура Ли. Что же касается Декларации, то она была подготовлена одним моим молодым 
коллегой, мистером Томасом Джефферсоном . Я внес лишь несколько незначительных 
поправок.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.