Случайный афоризм
В писателе есть что-то от жреца, в пишущем - от простого клирика: для одного слово составляет самоценное деяние, для другого же - деятельность. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

деспотическому режиму Сент-Джеймского дворца ; именно из-за столь подчеркнутого 
свободолюбия мистера Рида Франклин втайне считал его шпионом, но у доктора не было 
никаких оснований возражать против его присутствия. Сам Франклин представил гостям не 
только юного Вильяма Темпля, но и маленького Вениамина Бейча, вызванного для этого случая 
из интерната. Боясь, что он избалует внука, доктор решил послать его в Женеву, в учебное 
заведение, слывшее наиболее передовым. Но покамест Франклину хотелось как можно больше 
видеть мальчика около себя. Семилетний малыш с сияющими глазами расхаживал среди 
взрослых и непринужденно со всеми беседовал. Старик радовался, что мальчик говорит 
по-французски уже лучше, чем он сам, и одобрительно глядел, как лакомится и даже понемногу 
отпивает из рюмки его младший внук. Старик отлично чувствовал себя среди гостей, дружно, 
шумно и весело собравшихся в его доме, говоривших по-французски и по-английски, не 
понимавших друг друга и старательно повышавших голос, словно от этого их скорее поймут.
     При всей пестроте, это было сборище людей с громкими именами. Кроме господ де 
Шомона и Дюбура, издателя Руо, академика Леруа, здесь были барон Тюрго, молодой герцог де 
Ларошфуко и высоко ценимый Франклином как философ очень молодой маркиз де Кондорсе, 
и, уж конечно, мосье де Бомарше.
     Мадам Гельвеций согласилась принимать гостей, но поставила условие, что будет 
единственной дамой. «Терпеть не могу баб», — заявила она. Франклин полагал, что это условие 
направлено, главным образом, против мадам Брийон; до мадам Гельвеций, кажется, дошло, что 
мадам Брийон назвала ее «вечной грозой». Доктор счел разумным исполнить ее желание, и вот 
теперь, белая и розовая, шумная и довольная, небрежно напудренная и нарумяненная, она одна 
царила среди собравшихся.
     — Не стойте с таким кислым видом, Жак-Робер, — сказала она своему старому другу 
Тюрго. — Когда и расстаться с постной миной, как не сегодня?
     Однако ей не удалось расшевелить мосье Тюрго. Он верил, что в ходе истории побеждает 
доброе и полезное, и был убежден в конечном торжестве американского дела. Но он на 
собственной шкуре изведал, сколь длинны порою окольные пути, которыми идет история, и 
сколько горечи, сколько разочарований несет с собою борьба за прогресс. Выбор подходящего 
момента определяется не только разумом государственного деятеля, но и его удачливостью. 
Политик, которому дано либо оттянуть, либо ускорить большой, неизбежный конфликт, 
зависит от Фортуны в такой же степени, как от Минервы . Может быть, он, Тюрго, принес бы 
больше пользы правому делу, если бы не пытался провести свои реформы в такой короткий 
срок. Он завидовал хладнокровию Франклина, его поразительной способности ждать.
     Капитан Джонсон, которого подпоил доктор Дюбур, рассказал, как однажды захватил 
английское торговое судно с грузом ткацких станков. Станки было трудно разместить на его 
корабле, а о том, чтобы передать их французским купцам в открытом море, как он намеревался, 
не могло быть и речи. В конце концов, после ряда приключений, ему удалось привести свой 
корабль и захваченное английское судно в один из французских портов («Названия порта я вам 
не скажу, но оно начинается на „Г“) и распродать станки на глазах у французских чиновников и 
английских шпионов.
     — Разве не славно, — заключил он, — что благодаря борьбе за свою свободу американцы 
снабжают французов дешевыми ткацкими станками и дают им возможность приодеться за счет 
англичан?
     Его бронзовое от загара лицо плутовато осклабилось.
     Другой капитан, мистер Смит, захватил двух скаковых лошадей. Доставить их на сушу 
удалось без труда, но никто не отваживался на такую покупку, потому что их ничего не стоило 
опознать. Лошадей пришлось перекрасить и дать им новые клички: одна именовалась теперь 
«Свобода», другая — «Независимость». Они будут участвовать в ближайших скачках, 
устраиваемых принцем Карлом.
     Слушая эту историю, Сайлас Дин громко смеялся, и его большой, обтянутый узорчатым 
атласным жилетом живот дрожал от хохота. Доктору Дюбуру, который все, что было связано с 
каперством, рассматривал как свое кровное дело, история с лошадьми также пришлась по душе, 
и даже Сайлас Дин показался ему на этот раз не таким противным.
     Между тем юный Вильям слушал мосье де Бомарше, распространявшегося о трудностях и 
опасностях своей деятельности. Как ни старался Вильям быть внимательным к гостю, он 
следил, пожалуй, больше за изящными жестами этого блестящего человека, чем за его словами. 
Вильям помнил, как раскаивался дед в недостаточном внимании к мосье де Бомарше, и 
старался теперь загладить вину старика.
     К их разговору присоединились другие гости, в том числе Вениамин Бейч. Мальчик во все 
глаза глядел на ослепительный костюм Пьера, на перстень с бриллиантом, на рот, из которого 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.