Случайный афоризм
Писатель есть рыцарь вечности, а журналист – рыцарь секунды. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

пользу свободы сделана. Пусть теперь Америка немного потрудится без него. Он посадил ее в 
седло, пускай теперь скачет.
     С легкомысленной решительностью, которая всегда появлялась у него в подобных 
случаях, он сказал Мегрону:
     — Вот вам прекрасная возможность отличиться. Сам я в ближайшее время не смогу 
заниматься делами. У меня спешная литературная работа.
     Он действительно перестал являться в Отель-де-Голланд и не желал слушать о том, что 
там происходит. Зато он вернулся к плану своей комедии. Он извлек рукопись, монолог 
Фигаро, который однажды в порыве вдохновения прочел отцу и с тех пор из какой-то робости 
от всех скрывал. Он снова почувствовал ту радость, с которой тогда писал, и стал строить 
вокруг монолога задуманную комедию — продолжение «Цирюльника», историю человека, 
весело и ловко преодолевающего любые невзгоды, великого debrouillard'а, который выступил 
против всей глупости, против всех предрассудков мира и по-своему победил, — историю 
Фигаро.
     Он изливал в строках комедии все свое возмущение миром, где привилегированному 
болвану живется так легко, а одаренному и способному простолюдину так трудно. Верное 
чутье подсказывало ему, что громкие слова тут неуместны, он объяснялся с современниками 
особым, своим языком. Злость, горячившую его кровь, он вкладывал в куплеты, в едкие, легкие 
песенки в народном духе. Работа всегда шла у него легко, но никогда еще ему не работалось так 
легко, как сейчас. Фразы рождались сами собой, реплик не нужно было придумывать. К нему 
снова вернулось лучшее его время, дни Испании. Его легкомысленная любовь к жизни, его 
шутливая злость на жизнь свободно и изящно ложились на бумагу, звучали, пели.
     Он прочитал пьесу сестре Жюли. Над комедией предстояло еще долго работать, но самое 
главное было уже сделано. И не подлежало сомнению, что пьеса удалась, что она смела и 
правдива, занимательна и значительна. Жюли отнеслась к комедии с горячим участием и 
восторгалась ею без устали.
     С таким же восторгом, но с большим пониманием дела прослушал ее Филипп Гюден. Он 
оценил остроумие и блеск комедии как опытный, сведущий критик, сравнил своего друга с 
Аристофаном и Менандром, с Плавтом и Теренцием, а также объяснил, почему творчество 
Пьера означает для французской комедии большой шаг вперед по сравнению с мольеровским 
театром.
     Радость, которую доставили Пьеру веские похвалы Гюдена, была отравлена тоской по 
Терезе. Пьер стремился к ней всей душой, ему не терпелось поглядеть, какие чувства отразятся 
при чтении на ее большом лице. А она, Тереза, не желала его ни видеть, ни слышать.
     Слоняясь без дела после упоительной работы, он, вопреки ожиданию, не чувствовал 
никакого удовлетворения.
     И вдруг пришла неожиданная весть. Из Пасси, из Отель-Валантинуа, Пьер получил 
изящно напечатанную карточку: мосье Вениамин Франклин приглашал мосье де Бомарше 
прибыть 4 июля на небольшое празднество, устраиваемое им для узкого круга друзей в честь 
годовщины независимости Тринадцати Соединенных Штатов.
     Огромная волна счастья подняла Пьера. Как все хорошо складывается! Сначала ему 
удалась эта чудесная пьеса «Женитьба Фигаро», «Безумный день», а теперь и старик из Пасси 
наконец понял, что без помощи Бомарше Америке не обойтись. Пьер снова и снова 
перечитывал пригласительный билет; злость на Франклина исчезла.
     Постепенно, однако, стали появляться сомнения. В самом ли деле такое приглашение 
чего-то стоит? Может быть, этим клочком бумаги ему хотят заплатить за суда, за оружие, за 
товары, за миллионы, отданные Америке? Может быть, этим приглашением хитрый старик 
пытается утешить его и задобрить? Пьер нерешительно вертел в руках карточку.
     Как нужен ему совет. Но только два человека могли быть ему советчиками. Один из них в 
Америке.
     Он должен увидеть Терезу. Она не откажется помочь ему в таком важном для него деле.
     Он поверил свои заботы Гюдену. У них с Терезой, сказал он приятелю, произошла 
маленькая размолвка. Пусть Гюден поедет в Медон и намекнет Терезе, что ему, Пьеру, 
необходимо выслушать ее мнение по поводу одного важного дела, Гюден лукаво улыбнулся. 
Пьер мастер на все руки, он знает, как обращаться с женщинами.
     — Скажите ей, пожалуй, — продолжал Пьер, — что речь идет о моих отношениях с 
Франклином, а впрочем, можете сказать все, что вам заблагорассудится. Кстати, старик 
пригласил меня в свой «сад», в Пасси. Кажется, наконец-то уразумели, что без Пьера дело не 
пойдет.
     — И вы, конечно, побежите на зов, — возмутился Гюден. — С вашим глупым 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.