Случайный афоризм
Главным достоинством писателя является знание того, чего писать не нужно. Гюстав Флобер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     
     Парижане, как и прежде, восхищались Франклином; мудрец и политик, с философским 
спокойствием следивший за событиями из своего сельского сада, был для них фигурой 
символической. Однако скверное военное положение американцев заставляло Франклина 
опасаться, что эти иллюзии скоро рассеются; восторгаться делом, обреченным на гибель, долго 
нельзя. Ему казалось, что на портретах, изготовлявшихся по-прежнему во множестве, у него 
уже не такой располагающий вид. С портретов глядел на него теперь хитрый, прижимистый 
крестьянин, лишенный величия и добродушия.
     Поэтому он обрадовался, когда его домохозяин, мосье де Шомон, попросил у него 
разрешения заказать его портрет художнику Дюплесси: мосье Дюплесси — самый знаменитый 
и дорогой портретист Франции — придавал своим моделям особое благообразие.
     Мосье Дюплесси оказался невзрачным пятидесятипятилетним человеком. На 
провансальском диалекте, который Франклин понимал с великим трудом, художник робко 
объяснил ему, что работает медленно и тяжело и что потребуется довольно много сеансов. Это 
было некоторым разочарованием для доктора, не любившего подолгу сидеть на месте, тем не 
менее портрет кисти Дюплесси стоил такой жертвы.
     После первого же сеанса любопытному Франклину захотелось посмотреть, как движется 
дело, но Дюплесси предпочитал не показывать незаконченных картин.
     Вообще же Франклин явно импонировал Дюплесси; художник, и без того скупой на слова, 
был при нем особенно молчалив. Впоследствии, однако, поняв, что Франклину он понравился, 
Дюплесси несколько оживился. Он рассказал о своих попытках улучшить некоторые лаковые 
краски, в первую очередь крап и ультрамарин. Кроме того, он изобрел новый способ 
изготовления кукол, которыми художники пользуются в своих мастерских как натурой, — из 
резины. Оценив несомненный интерес доктора к этим изобретениям и его толковые вопросы, 
художник решил поведать ему и другие свои заботы.
     Не так-то просто писать сильных мира сего. Сначала они долго не соглашаются 
позировать, затем по пяти, а то и по десяти раз откладывают сеансы или просто, без всякого 
предупреждения, их отменяют. Сколько хлопот доставил ему портрет королевы, — она была 
тогда еще дофиной, — портрет, который он писал для ее величества императрицы 
Австрийской. В конце концов Туанетта соблаговолила дать ему два с половиной сеанса. И 
все-таки, по мнению знатоков, портрет удался. Ее венское величество, однако, осталась 
недовольна и заявила, что сходство с оригиналом недостаточно, что можно было изобразить ее 
дочку и покрасивее, что вообще живая Туанетта лучше написанной. Дюплесси вздыхал, 
ухмылялся. Затем полувесело, полугневно рассказал о том, как ему пришлось писать короля. 
Он писал его трижды. Мосье д'Анживилье требовал, чтобы в портретах чувствовалось 
королевское величие, они предназначались для иностранных монархов. Когда его величество не 
были еще так жирны, изобразить его во всем королевском блеске не составляло большого 
труда: корона, скипетр, горностаевая мантия, орденская звезда делали свое дело. Но добиться, 
чтобы король спокойно посидел, было почти невозможно. Дюплесси ездил за ним на 
коронацию, и когда до открытия Салона оставалось всего шесть дней, Людовик еще не дал 
художнику обещанного второго сеанса. В другой раз ему заказали особенно «грандиозный» 
портрет Людовика: «Компани дез Инд» хотела сделать подарок карнатикскому радже . 
Людовика нужно было изобразить без короны, но со всеми другими знаками власти; срок дали 
очень маленький, судно должно было вот-вот уйти в Индию. Однако служба хранения 
королевских регалий не торопилась и чинила одно препятствие за другим. Наконец, — при 
всем своем спокойствии художник до сих пор не мог говорить об этом без гнева, — 
д'Анживилье велел ему заменить голову на портрете покойного Людовика Пятнадцатого, 
написанном Ван-Лоо , головой Людовика Шестнадцатого: раджа вряд ли, мол, разберется в 
таких тонкостях.
     В ответ на это Франклин рассказал художнику несколько своих любимых историй. 
Работа, однако, шла медленно, обоим хотелось, чтобы она удалась; темы для бесед понемногу 
исчерпывались, и в конце концов им стало не о чем говорить. Тогда Франклин начал 
приглашать на сеансы разных друзей, которые болтали с ним или читали ему вслух. Дюплесси, 
боявшийся, что американцу надоест позировать, был рад любому средству.
     Однажды, без предупреждения, явился Морепа. Ему сказали, заявил он, что доктор 
Франклин позирует портретисту. Он, Морепа, счел своей обязанностью навестить и развлечь 
старого друга.
     Франклин сидел на возвышении в удобной, но чинной позе, жилет его вздулся складками, 
волосы падали на меховой воротник. Он знал, что такая поза очень ему идет. Элегантный 
Морепа сидел напротив и несколько ниже доктора. Этот тщательно одетый, сильно 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.