Случайный афоризм
Профессиональный писатель - изобретение буржуазной эпохи. Эмиль Мишель Чоран
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     
     
     Артур Ли, вернувшийся из Мадрида ни с чем, нашел немало ядовитых слов для 
осуждения той легкой, привольной жизни, которую вел доктор honoris causa в Пасси.
     И действительно, всю весну и начало лета Франклин, общаясь в свое удовольствие с 
людьми, мало беспокоился о делах, убежденный, что всякая попытка ускорить переговоры о 
признании, о торговом соглашении и союзе с Версалем ничего, кроме вреда, не принесет. 
Оставалось только ждать.
     Из Филадельфии сведения поступали скупо; большая часть судов, шедших в Европу, 
несомненно, попадала в руки англичан. Было ясно, что дела обстоят не блестяще. Однажды 
даже пришлось эвакуировать Филадельфию, и Конгресс заседал в Балтиморе. Сейчас, правда, 
Конгресс возвратился, и наступление противника явно приостановилось, но положение 
по-прежнему внушало тревогу. Если, однако, Артур Ли полагает, что тем сильнее нужно 
нажимать на Версаль, то он ошибается. Именно теперь, когда нельзя похвастаться победами 
вроде трентонской или принстаунской, нужно ждать, пока не улучшится военное положение.
     Франклин не был воином. Ему было свойственно глубокое отвращение разумного и 
гуманного человека к такому дикому, атавистическому абсурду, как война. В течение всего 
длительного конфликта с Лондоном он, не жалея сил, старался избежать войны, и если это не 
удалось, то, конечно, не по его вине. Из всех глупых игр человечества война казалась ему самой 
глупой и дорогостоящей, и ему было совестно перед самим собой, что обстоятельства 
заставляют его желать второго Трентона или второго Принстауна, со всеми смертями и 
страданиями, которые связаны с такими победами.
     Господа из Конгресса явно не понимают, что при теперешнем положении дел союз с 
Францией попросту недостижим. Их письма, точное повторение речей Артура Ли, неизменно 
заканчивались требованием, чтобы эмиссары любой ценой ускорили заключение торгового 
договора и союза, которых Америка ждет, как ждут дождя в засуху.
     Морепа и в самом деле был прав, когда с присущим ему цинизмом издевался над наглой 
забывчивостью филадельфийцев. Ведь совсем недавно некоторые члены Конгресса, более 
других ратующие теперь за союз с Францией, произносили громовые речи об исконной вражде 
к французам, еретикам, идолопоклонникам и рабам тирана. Обо всем этом забыли теперь в 
Филадельфии. Но не забыли в Версале.
     Да и сам он, Франклин, отнюдь не забыл той войны, которую американцы называли 
франко-индейской, а европейцы Семилетней. Хорошо зная людей, он понимал 
филадельфийцев, объяснявших победу в этой войне прежде всего военными успехами 
американцев и англичан. Но он понимал и парижан, полагавших, что только случайное 
стечение обстоятельств лишило Францию верной победы. Если бы в тот момент, когда 
Фридрих Прусский был на волосок от разгрома, русская императрица не умерла и престол не 
перешел к ее слабоумному, известному своими романтическими бреднями сыну, то, по мнению 
парижан, Пруссия потерпела бы поражение, а Франция диктовала бы условия мира на 
континенте, и обе католические державы никогда не отдали бы врагам своих заокеанских 
владений.
     Франклин часто размышлял об удивительных последствиях победы 1763 года, 
обернувшейся теперь против победителей-англичан. Если бы не эта победа, католические 
колонии Испании и Франции по-прежнему охватывали бы английскую Америку железным 
кольцом; сдержать натиск Франции и Испании без военной помощи метрополии английская 
Америка не сумела бы, а следовательно, о независимости от Англии не могло бы быть и речи.
     Такие размышления настраивали и на веселый и на мрачный лад. Если глядеть на события 
широко, — а к началу восьмого десятка Франклин этому научился, — становилось ясно, что 
наперекор всему человечество движется вперед, что оно делается умнее или, по крайней мере, 
менее глупым. История идет окольными путями, очень странными окольными путями, не 
всегда поймешь, куда она клонит. Но цель в этом, кажется, есть, и, кажется, разумная цель. 
Только нужно уметь ждать.
     Думая обо всем этом, Франклин сидел за письменным столом, и мудрые мысли о 
медленности исторического прогресса не ослабляли досады, которую вызывала у него 
неприятная почта, снова непозволительно запущенная. Он со вздохом взглянул на гору бумаг. 
Затем решительным движением отодвинул ее в сторону. Он еще раз навлечет на себя гнев 
мистера Артура Ли и еще раз отложит составление ответов на эти докучливые послания. Зато 
он доставит себе удовольствие и напишет письмо мадам Брийон.
     Мадам Брийон уехала на юг. Доктору было приятно думать о ней. Приготовившись 
писать, он ясно представил себе, как она сидит у него на коленях, нежно прижавшись к нему, 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.