Случайный афоризм
Высшая степень мастерства писателя в том, чтобы выразить мысль в образе. Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

друг был бы с ним рядом. Но ведь Поль ужасный педант, когда дело касается его обязанностей, 
он же все равно не согласится покинуть Бордо. Пьер подписал доверенность, отправил ее.
     И забыл обо всей этой истории. Наконец-то наступал долгожданный миг. Наконец-то, 
после пятидесяти девяти заседаний, судьи назначили к слушанию заключительные речи обеих 
сторон.
     Граф де ла Блаш говорил ровно пять часов, Пьер — на час дольше. Потом судьи 
удалились еще на одно, теперь уже последнее заседание, чтобы вынести приговор. Это 
заседание заняло остаток дня и весь следующий день.
     Присутствовать при объявлении приговора хотелось многим. Полуразрушенный 
монастырь, где заседал суд, был полон любопытных. Весь город нетерпеливо ждал.
     Граф де ла Блаш держался очень уверенно. На время пребывания в Эксе он снял один из 
старинных дворцов. Вечером того дня, когда суд удалился на совещание, он пировал со своими 
адвокатами и советниками; все окна огромного здания были освещены. Пьер скромно провел 
этот вечер с Жюли и Гюденом в квартире своего адвоката на одной из отдаленных боковых 
улиц.
     Поздней ночью наконец объявили решение.
     Из зала суда по всем запутанным улочкам Экса пронеслось: «Бомарше победил!» Огни во 
дворце де ла Блаша погасли. Зато узкая улица, на которой жил Пьер, озарилась пламенем 
факелов. «Бомарше победил!» — ликовали участники факельного шествия.
     Пьеру не раз случалось одерживать победы, но никогда еще не был он так счастлив, как 
сегодня. Только теперь, в короткое мгновение, он почувствовал всю глубину несправедливости, 
которую претерпел. Он был невиновен, это знали все, всех убедили в этом его памфлеты. И 
все-таки его врагам-аристократам позволяли наносить ему один коварный удар за другим, 
позволяли устраивать ему всяческие гадости, обвинять его в жульничестве, подлоге, 
отравлении — в чем угодно, и никто пальцем не пошевелил в его защиту. Привилегированные 
друзья, которые могли бы ему помочь, ограничивались тем, что восторгались брошюрами и 
благодушно похлопывали его по плечу. А позора, самого настоящего позора, они и не думали с 
него снять; еще бы, ведь он же мещанин, что ему позор? Но он-то чувствовал все эти годы этот 
позор, что лежал на его плечах тяжким грузом и жег кожу. Теперь наконец он смыл с себя 
«пятно», теперь наконец от «вины» ничего не осталось. Он боролся за справедливость не 
только ради себя самого, но и ради всех тех, кто вышел из низов, кто не звал привилегий. Это 
была славная борьба и славная победа, лучшей и быть не может.
     Вот какие мысли пронеслись у него в голове, когда возглас: «Бомарше победил!» — 
донесся до его слуха. Иного исхода он и не ждал. Все эти годы он был уверен, что так и будет. 
Но сейчас, когда надежда его сбылась, он не выдержал. Избыток счастья разрывал ему грудь, и 
Пьер упал, потеряв сознание.
     Его стали растирать всякими снадобьями, привели в чувство, напоили вином. Возле дома 
собрался целый оркестр — флейты, барабаны, скрипки. Факельные процессии прибывали и 
прибывали. Делегация ремесленников поздравила его импровизированными провансальскими 
стихами. Гюден блаженствовал, он не спускал с Пьера восхищенных глаз. Жюли 
неистовствовала больше всех.
     — Хорошая была поездка, — сказал Пьер, когда карета остановилась перед его домом на 
улице Конде.
     Еще больше блистал Пьер, когда на основании процесса в Эксе был назначен пересмотр 
его дела в Верховном парижском суде.
     Версальские друзья Пьера дали ему понять, что правительству было бы приятнее, если бы 
он на этот раз помолчал. Поэтому он ограничился тем, что заявил в памфлете о своем 
намерении «проглотить язык и предоставить слово фактам, только фактам». Так он и поступил. 
Просто одетый, с одним-единственным перстнем на руке — это был бриллиант императрицы 
Марии-Терезии — он вошел в переполненный зал, скромно уселся на указанный ему стул и за 
все время заседания не проронил ни слова.
     Процедура была короткой, слишком короткой для Пьера. Генеральный прокурор в двух 
словах предложил отменить прежний приговор. После пятиминутного совещания суд объявил 
решение: «Пьер Карон де Бомарше возвращается в то гражданское состояние, в каком он 
пребывал до приговора, суд признает его невиновным и полностью оправдывает, возвращая 
ему все прежние чины и звания». Зал гремел от ликования, когда Пьер отвесил поклон своим 
судьям. Энтузиасты понесли его на руках к карете. «Мученику Бомарше» был устроен триумф, 
какого до сих пор он не видывал и в театре.
     На следующее утро, во время его «леве», все исчезнувшие визитеры были снова тут как 
тут, — и барон де Труа-Тур, и мосье Ренье из Верховного суда, и шевалье Клонар из «Компани 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.