Случайный афоризм
Поэтами рождаются, ораторами становятся. Марк Туллий Цицерон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

и привели наконец к реформе французского судопроизводства. Автору, однако, эти памфлеты 
принесли только новые беды; Пьером заинтересовался Верховный парижский суд, который 
обвинил его в оскорблении правосудия и, признав виновным, «заклеймил» его, приговорил к 
лишению почетных прав.
     Всем было ясно, что такого «клейма» Пьер не заслуживает, что это — жестокая месть 
судей, задетых его памфлетами. Однако судьи всегда могли возразить, что осужденный ими 
автор памфлетов был уже однажды уличен в подлоге и, следовательно, репутация его 
сомнительна. Вот почему Пьеру нужно было прежде всего добиться отмены первого приговора; 
на процессе, назначенном в Эксе, он собирался представить новые доказательства подлинности 
документа, предъявленного им в подтверждение последней воли Дюверни и последних своих 
расчетов с покойным. Если этот документ признают подлинным, то он, конечно, добьется, 
чтобы с него сняли «клеймо» и объявили второй приговор недействительным.
     Едва прибыв в Экс, Пьер поспешил нанести визиты председателю и членам 
апелляционного суда. Нет, на этот раз друзья-аристократы его не подвели. Здешние судьи явно 
получили указания из Версаля, они были полны решимости довести его дело до победного 
конца.
     Уверенный в судьях, Пьер пригласил самых близких ему людей — Терезу, Жюли, Поля — 
приехать в Экс и участвовать в его триумфе. Тереза отклонила приглашение; ехать без 
маленькой Эжени ей не хотелось, а пускаться в дорогу с ребенком, да еще в жару, она боялась. 
Поль написал, что ему не на кого оставить дела в Бордо. Одна только Жюли сообщила, что 
приедет.
     Хотя ближайшие друзья Пьера отсутствовали, предстоявший процесс вызвал во всей 
стране не меньший интерес, чем предыдущий. Со всех концов Франции съезжались юристы, 
чтобы следить за процессом на месте, и все газеты давали отчеты о заседаниях суда.
     Пьер рассчитывал, что процесс продлится две-три недели. Но именно потому, что исход 
был предрешен, судьи, желая доказать свою объективность, вникали в мельчайшие 
подробности дела. Заседания сменялись заседаниями, проходили месяцы, и все это время оба 
противника сражались перед судом в речах, а перед обществом — в памфлетах.
     Де ла Блаш привез с собой кучу адвокатов и экспертов по финансовым вопросам. Пьер 
ограничился Гюденом и одним поверенным. «Мой противник, — писал он в одном из своих 
памфлетов, — бросает на меня из засады целую армию наемников; что же касается меня, то я 
подобен дикому скифу, сражающемуся в открытом поле и надеющемуся лишь на собственные 
силы. Когда моя стремительно пущенная стрела со свистом вонзится в противника, всякий 
скажет, с чьей тетивы она слетела. Ибо, подобно скифу, я пишу на наконечнике стрелы имя 
лучника. Это имя — Карон де Бомарше». Дальше он заявлял: «Я миролюбив. Я вступаю в бой, 
только если на меня нападают. Я — барабан, который гремит, только когда в него ударяют, но 
зато уж гремит грозно».
     И снова речи сменялись речами, заседания заседаниями, свидетели свидетелями, а дело 
все тянулось. Пьер ждал шесть лет. По сравнению с этими шестью годами ждать оставалось 
недолго. Ему же казалось, что ожиданию не будет конца.
     В городе Эксе, центре французской юстиции, все дышало пылью юриспруденции. 
Мрачностью веяло от развалин древнего поселения, от руин римских дворцов и бань, печать 
запустения лежала на замке графа Прованского, давно пришли в ветхость стены большого 
монастыря, где заседал суд. От этого угрюмого окружения ожидание казалось Пьеру еще 
нестерпимее. Всякий раз, когда выдавался свободный день, он ездил со своим Гюденом в 
окрестности города. Они бродили но горам и холмам, по лесам, по оливковым и дубовым 
рощам, по бесконечным виноградникам красочного Прованса. Они восхищались гигантскими 
акведуками, которые римляне возвели возле Нима, и огромным, похожим на крепость папским 
дворцом в Авиньоне.
     Тем временем приехала Жюли. Поль же снова сообщил, что, к сожалению, не может быть 
и речи об его отъезде из Бордо. Ему приходится сражаться с бюрократами из фирмы «Гаше», 
наглость которых дошла до того, что они подвергли сомнению его полномочия. Поэтому он 
просит Пьера подписать прилагаемую доверенность, которая защитит его, Поля, от любых 
придирок.
     Поль числился первым доверенным фирмы «Горталес», и это было отлично известно 
фирме «Гаше»; Пьер только покачал головой, узнав о таком крючкотворстве. Он мельком 
вспомнил, что на ближайшие дни назначено отплытие из Бордо его судов «Ле Фламан» и 
«Л'Эре». Может быть, чтобы выжать деньги, верфь «Гаше» стала чинить препятствия выходу 
кораблей? Не лучше ли, вместо доверенности, послать Полю письмо с настойчивой просьбой 
отложить все дела и приехать? Они бы здесь все обсудили, и в момент вынесения приговора его 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.