Случайный афоризм
Ещё ни один поэт не умер от творческого голода. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

необходим ему здесь, во Франции. Поль упрямо отвечал, что не изменит своего решения и 
поедет в Америку со следующим караваном, на «Амети». Он уже кое-кому сообщил о своем 
решении.
     — Вы говорили об этом с другими? — удивленно спросил Пьер.
     — Да, — ответил Поль, — мне нужно было решиться. Я хотел связать себя и вас.
     — С кем же вы говорили? — спросил Пьер, полагая, что Поль ответит: «с Мегроном» или 
«с Гюденом».
     — С доктором Франклином, — сказал Поль.
     Пьер опешил. Этого молодого человека американец подпустил к себе, он настолько 
сблизился с ним, что юноша посвящает его в свои сокровенные планы.
     — Поймите, Пьер, — говорил тем временем Поль, — теперь я уже не могу отказаться от 
поездки в Америку. Я не хочу предстать перед Франклином в смешном свете.
     Эти простые слова еще более ожесточили Пьера. Он, Пьер, по непонятным ему причинам 
предстает перед Франклином в смешном свете, а этот юноша готов скорее умереть, чем 
показаться американцу смешным.
     — Я ни за что не отпущу вас в Америку, — воскликнул он с жаром, — ни за что!
     — И все-таки я поеду, — с таким же жаром возразил Поль. — Как вы заплатите за 
«Орфрей», как сохраните фирму, если никто туда не поедет и не вытребует у них ваших денег?
     — Предоставьте мне самому об этом заботиться, — грубо ответил Пьер. Он грубил 
потому, что иметь в Америке такого представителя, как Поль, было бы просто великолепно, и 
еще потому, что об этом нечего было и думать. Ни за что, даже если фирма «Горталес» 
обанкротится, не позволит он Полю идти на верную смерть.
     Он стал энергично доказывать Полю, что без него здесь не обойтись. Поль слушал с 
непроницаемым лицом.
     «Амети» снялась с якоря, караван ушел в море без Поля.
     
     
     Из прованского города Экса сообщили, что апелляционный процесс, которого Пьер 
столько лет ожесточенно добивался, наконец назначен. Вержен все-таки сдержал слово. Пьера 
охватила буйная радость.
     На время процесса необходимо было его присутствие в Эксе. Между тем сложные дела 
фирмы «Горталес» почти ежедневно требовали новых решений, принимать которые следовало 
в Париже, а из-за ремонта «Орфрея» — судно было уже куплено — приходилось довольно 
часто ездить в Бордо; фирма «Тестар и Гаше», взявшаяся за этот ремонт, становилась все 
несговорчивее, она то и дело повышала цены, и ускорить завершение работ мог только 
постоянный контакт с верфью, а для этого фирме «Горталес» нужен был сведущий, надежный и 
энергичный представитель. Решили, что в отсутствие Пьера парижские дела будет вести 
Мегрон, а в Бордо отправится Поль.
     — Видите, — сказал Пьер, — как хорошо, что вы остались во Франции.
     Затем Пьер поехал в Экс; он и на этот раз взял с собой Филиппа Гюдена, идеального 
спутника. Расставшись с запутанными, наводившими уныние делами, Пьер забыл о них и после 
первой же мили пути пришел в отличное настроение.
     Судебное дело Пьера, само по себе весьма простое, было умышленно осложнено. В 
основе его лежали два разных процесса. Первый касался наследства друга и покровителя Пьера 
— Дюверни. Пьер предъявил документ, являвшийся как бы его последним расчетом с Дюверни. 
Правомочность этого документа оспорил племянник и наследник Дюверни, граф де ла Блаш. 
Суд стал на сторону графа. Хотя документ и не был объявлен поддельным, его признали 
недействительным, лишив Пьера значительной доли состояния и косвенно создав ему 
репутацию фальсификатора.
     В ожидании того процесса Пьер, как это было принято, давал взятки. Он посылал подарки 
жене судьи, готовившего доклад по его делу, чтобы та устроила ему свидание с мужем; всем 
этим Пьеру приходилось заниматься, сидя в тюрьме, куда он попал из-за нелепой драки с 
герцогом де Шольном, ревновавшим к нему Дезире. Однако все ухищрения, взятки и хлопоты 
помогли ему столь же мало, как и его правота.
     Когда приговор был вынесен и терять стало нечего, Пьер обратился к общественному 
мнению. В блестящих памфлетах он живописал, сколько труда и сил стоит французскому 
гражданину борьба за свои права и как он все-таки не может добиться правды. Пьер никого не 
обвинял, он просто рассказал историю своего процесса, но рассказал ее так красноречиво, с 
таким остроумием, с таким убийственным юмором, что продажность французского правосудия 
сразу же становилась очевидна всякому. Памфлеты Пьера взволновали всю страну, всю Европу 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.