Случайный афоризм
Улучшать нравы своего времени - вот цель, к которой должен стремиться каждый писатель, если он не хочет быть только "увеселителем публики". Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Тем временем снарядили новый караван судов и ждали только сообщения из 
Филадельфии, чтобы отправить суда в Америку. Если Поль хотел уехать с этим караваном, как 
он о том гордо заявил доктору, пора было собираться в путь. Прежде всего предстояло 
поговорить с Пьером.
     Он пошел к врачу, лечившему его уже много лет, — к доктору Лафаргу. Когда Поль 
вернулся с севера, Лафарг долго бранил его за легкомыслие; теперь доктор хотел послать его на 
все лето в Альпы, в какую-нибудь высокогорную долину. Поль сказал врачу, что дела требуют 
его отъезда в Америку. Доктор Лафарг со всей решительностью заявил, что в положении Поля о 
такой поездке нечего и думать. Поль только улыбнулся, растерянно, глуповато, и попросил 
доктора не говорить друзьям, в особенности Пьеру, об угрожающем состоянии его здоровья.
     Он ходил по шумным парижским улицам, глядел лихорадочно блестевшими глазами на 
светлые, весенние платья женщин, слушал зычные крики разносчиков, ругань ломовиков, видел 
буйную пестроту битком набитых снедью рынков, вглядывался и вслушивался в краски, шумы, 
движенье самого большого, самого яркого города в мире, своего родного города Парижа. 
Бывали минуты, когда он переставал понимать, почему ему вздумалось ехать в Америку. 
Покинуть все это, покинуть Париж — да как же могло такое прийти в голову? Он ведь еще 
очень молод, он ведь еще так мало взял от жизни, он ведь еще столько хочет от нее взять, и, 
право же, немногие обладают его умением ценить ее радости. Если он поедет в Америку, он не 
вернется. Как ни щадил его доктор Лафарг, он достаточно ясно дал ему это понять.
     Он пошел к Терезе. Он глядел на маленькую Эжени. Говорили о Пьере. Поль стал теперь 
проницательнее, он заметил, что и от Терезы не ускользают слабости Пьера. Но это не мешает 
ей безгранично его любить. Ему было больно от сознания, что Тереза, так хорошо понимающая 
Пьера, не догадывается о его, Поля, чувствах, о том, что он хочет, нет, не хочет, а должен 
сделать для Пьера.
     Между тем из Америки — через Голландию — пришли поразительные вести. Сухое 
письмо амстердамского банкирского дома Гранда уведомляло фирму «Горталес» о том, что 
этот банкирский дом получил указание филадельфийского Конгресса выплатить фирме четыре 
тысячи тридцать шесть ливров и семь су за носовые платки, пуговицы и пряжу, поставленные 
упомянутой фирмой Конгрессу. Это было просто издевательством. Фирма отправила в Америку 
огромные партии пушек, мортир, боеприпасов, палаток, мундиров, ее счет Конгрессу составлял 
более двух миллионов; и вот теперь Конгресс присылает четыре тысячи ливров, и те через 
банкирский дом конкурентов.
     Сразу же по получении этого оскорбительного письма состоялся разговор, который Пьер 
и Поль так долго откладывали. Вопреки своему обыкновению, Пьер на этот раз воздержался от 
многословных проклятий и жалоб. Он спросил своего друга и первого помощника деловито, но 
раздраженно:
     — Что нам делать? Что вы предлагаете предпринять?
     Письмо банкирского дома Гранда и вопрос Пьера были для Поля последним толчком. 
Если он сейчас не заговорит о своем намерении поехать в Америку и самому во всем 
разобраться, значит, он никогда об этом не заговорит, значит, он никогда туда не поедет, 
значит, в глазах Франклина он навсегда останется хвастунишкой и болтуном.
     — Я хочу вам кое-что сказать, Пьер, — начал он. — Есть только одно средство 
вытребовать деньги у американцев. Кому-то нужно поехать в Филадельфию и поговорить с 
этими господами начистоту. Кто-то должен на месте опровергнуть измышления Артура Ли, и 
опровергнуть их убедительным материалом. Кто-то должен принять грузы и хранить их под 
замком до тех пор, пока взамен не предложат денег или других товаров.
     — Кто же это возьмет на себя? — спросил Пьер.
     — Я, — ответил Поль.
     С первого слова Поля Пьер понял, куда тот клонит. Пьер и сам иногда заигрывал с 
мыслью о поездке в Америку. Очень уж заманчиво было самому отстоять свое дело перед 
Конгрессом. Но, как ни воодушевляли Пьера мировоззрение и великие замыслы людей Запада, 
люди эти, после знакомства с Франклином, внушали ему страх. Он чувствовал себя весьма 
уверенно в присутствии первого министра английского короля и императрицы Марии-Терезии, 
люди же Нового Света чем-то сковывали. Он боялся, что, поехав в Америку, принесет своему 
делу не пользу, а вред.
     Он подумывал и о том, чтобы послать вместо себя компетентного представителя. Но 
единственным человеком, подходившим для такой миссии, был Поль, а послать больного друга 
за океан — значило обречь его на смерть, и Пьер гнал от себя эту мысль, едва она появлялась. 
Теперь Поль сам предлагал свои услуги; такая жертва тронула Пьера. Порывисто, не 
раздумывая, он заявил, что никогда не позволит Полю поехать в Америку, что Поль слишком 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.