Случайный афоризм
Стихи, даже самые великие, не делают автора счастливым. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

поглядев на красивое, моложавое, самодовольное лицо Пьера, он наконец принял решение. Он 
улыбнулся своей неприятной улыбкой, которая всегда раздражала Пьера, и равнодушно, тихим, 
жирным голосом ответил:
     — Вы сегодня великолепно острили, Пьер. Но из всех ваших острот эта, пожалуй, самая 
удачная. — И, сделав легкий поклон, возвратился к своим гостям.
     Пьер остался один в изысканно роскошной столовой, наполненной запахами догоравших 
свечей и недопитого вина. Лакеи начали уже убирать со стола. Он машинально взял конфету из 
вазы и так же машинально стал ее грызть.
     Он был уверен, что Шарло даст ему отсрочку. Он не понимал, что произошло. Он не 
понимал, почему Шарло так с ним поступил. Ему самому было совершенно чуждо злорадство. 
Но Шарло важный барин, он из тех, у кого бывают приступы гнусного высокомерия. А может 
быть, он просто ревнует.
     Убирая со стола, лакеи удивленно поглядывали на блестящего гостя, стоявшего в 
глубокой задумчивости, с конфетой за щекой. Он был явно чем-то потрясен. Но они над ним не 
смеялись. Карона де Бомарше, автора «Цирюльника», простые люди любили. Они прощали 
Пьеру его щегольство, они были признательны ему за то, что он защищал их от 
привилегированных; лакеи, официанты, цирюльники питали к создателю «Фигаро» особую 
симпатию, считая его своим поэтом и покровителем.
     Он собрался с силами, поехал домой. В карете он сидел прямо, в непринужденно-изящной 
позе, и отвечал на поклоны. Но мысли его были далеко. Шарло хочет взять его за горло. Шарло 
хочет показать Дезире и всему миру, что Пьер Бомарше хвастун и фразер. Он докажет Шарло, 
что тот ошибается. Именно теперь он и купит «Орфрей» и швырнет Шарло его несчастные 
четверть миллиона.
     Он им еще покажет, всем этим проклятым, чванным аристократам. И Вержену тоже; 
Вержен из того же теста. С тех пор как здесь появился Франклин, Вержен перестал его, Пьера, 
замечать. Граф, наверно, думает, что теперь его можно выбросить, как изношенную перчатку. 
Не тут-то было. Неужели эти господа полагают, что все их дела обделают болван Шомон и 
старый осел Дюбур? Даже с таким пустяком, как освобождение этого горе-капитана Литтла, 
который вошел в испанскую гавань, не сумев отличить испанский берег от французского, — 
даже с таким пустяком Дюбур прибежал к нему, к Пьеру. Если они не в силах выручить своего 
капитана, где уж им снабжать Америку. И на таких-то людей полагается Вержен. Сначала он 
втравил Пьера в опасное дело, а теперь бросает его на произвол судьбы ради какого-то Шомона 
или Дюбура. Он возомнил, что если Пьер не аристократ и не друг великого Франклина, то, 
значит, можно плевать ему в лицо. Ладно же, вы просчитаетесь, господин граф де Вержен.
     Полный гневной решимости, отправился Пьер в министерство иностранных дел. Он 
поехал не в парижское здание министерства на набережной Театен, а в Версаль, поехал с 
шиком и блеском, в сопровождении лакеев и арапчонка, и потребовал аудиенции у Вержена. 
Однако его принял всего-навсего мосье де Жерар, вежливо заявивший, что министр очень занят 
и что, может быть, он, Жерар, сумеет в данном случае его заменить. Нет, возразил Пьер, не 
сумеет. Дело идет не только о его, Пьера, жизни и смерти, но об интересах короны. После 
некоторого колебания Жерар сдался.
     Пьер заблуждался, думая, что у министра не чиста перед ним совесть. Граф Вержен был 
доброжелательным скептиком. Он верил, что мосье Карон заботится об Америке из 
преданности правому делу, но считал, что все-таки главная причина этих забот — личная 
выгода. Так как деятельность мосье Карона отвечала желаниям правительства, оно оказало ему 
серьезную финансовую помощь. Но известный риск — об этом ведь условились заранее — 
мосье Карон должен был взять на себя; зато у него есть и шансы на огромную прибыль. Если 
американцы медлят с платежами, то пусть мосье Карон справляется с временными 
затруднениями собственными силами. Граф Вержен ценил заслуги мосье Карона, ему нравился 
этот находчивый, остроумный человек, но он отнюдь не закрывал глаза на его неприятные 
качества; кичливость и болтливость мосье Карона доставили правительству немало хлопот. 
Счастье, что теперь американскими делами занялся доктор Франклин. Мосье Карон ветреник, с 
которым иногда приятно встретиться; доктор Франклин — крупнейший политик и ученый, это 
человек, внушающий уважение своим спокойствием.
     Вержен встретил вошедшего Пьера вежливым и выжидательным взглядом умных, 
круглых глаз. Пьеру не хотелось начинать с денежных затруднений, и он повел речь о своей 
реабилитации. Из-за обычной бюрократической канители, сказал он, пересмотр дела 
бесконечно откладывается; он был бы очень обязан министру, если бы тот при случае замолвил 
за него слово и подхлестнул крючкотворов. Вержен отвечал, что, по-видимому, уже достаточно 
продвинул дело мосье де Бомарше, написав генеральному прокурору, но что при встрече с 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.