Случайный афоризм
Поэты - единственные настоящие любовники женщин. Марина Цветаева
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Рэй Брэдбери. Надвигается беда

     С благодарностью Дженет Джонсон, учившей  меня писать рассказы,  и Сноу
Лонгли  Хауш, учившей меня  поэзии в  лос-анжелесской средней  школе,  очень
давно, и  Джеку  Гассу, помогавшему мне в работе над этим романом, не так уж
давно.

     Не удержишь то, что любишь.
     У. Б. Йейтс

     Потому  что они  не заснут,  если не сделают  зла; пропадает сон у них,
если они  не доведут кого до падения; ибо они  едят  хлеб беззакония  и пьют
вино хищения.
     Книга Притчей Соломоновых, 4, 16-17

     Мне неизвестно толком, чем все это кончится, но что бы там  ни было,  я
иду навстречу концу, смеясь.
     Стабб в "Моби Дике", гл. XXXIX
     ПРОЛОГ
     Главное  дело  -  стоял октябрь,  месяц, особенный для  мальчишек. Само
собой,  остальные месяцы тоже  не похожи друг на друга, просто, как  говорят
пираты, одни получше, другие похуже. Взять вот сентябрь - плохой месяц: надо
в школу идти. Август не в пример лучше - до школы еще не близко.
     Июль - ну, июль замечательный: куда ни глянь, на школу и намека нет. Ну
а уж июнь лучше  всех: школьные  двери  нараспашку, а  до сентября - миллион
лет.
     А  теперь  взять  октябрь. Уже месяц, как началась школьная тягомотина,
значит, к узде пообвык, и дальше пойдет легче.
     Уже можно  выкроить  время  и  поразмыслить, чего  бы этакого  особенно
гадкого подкинуть на крыльцо старому Приккету, или что  за прелесть мохнатый
обезьяний  костюм,  дожидающийся праздника  у ХСМ (ХСМ -  Христианский  Союз
Молодежи) в последний вечер месяца.
     А если дело, к  примеру, происходит еще  и в двадцатых числах, и  небо,
оранжевое,  как апельсин,  слегка пахнет  дымом,  то  кажется,  что  Хэллуин
/Хэллуин - вечер 31 октября -  канун Дня Всех Святых. Отмечается карнавалами
и  веселыми розыгрышами/ в суматохе метел  и хлопанье  простынь на ветру так
никогда и не наступит.
     Но вот в один странный, дикий, мрачный, долгий год Хэллуин пришел рано,
и случилось это двадцать четвертого октября в три часа после полуночи.
     К этому  времени  Джеймсу  Найтшеду с 97-й  Дубовой  улицы  исполнилось
тринадцать лет одиннадцать месяцев и двадцать три дня от роду, а соседу его,
Вильяму Хэллуэю, - тринадцать лет одиннадцать месяцев и двадцать четыре дня.
Оба почти коснулись четырнадцатилетия, вот-вот оно затрепыхается в руках.
     В  ту октябрьскую неделю им обоим выпала ночь, когда они выросли сразу,
вдруг, и навсегда распрощались с детством...
     ЧАСТЬ I ПРИБЫТИЕ
     Глава 1
     Продавец громоотводов прибыл как раз перед бурей.  На  склоне облачного
октябрьского  дня  он  шел  по  улице  Гринтауна,  Иллинойс,  и  внимательно
поглядывал по  сторонам. А  вслед за ним, пока  еще в отдалении, стая молний
долбила землю, там огромным зубастым зверем  ворочалась  гроза, и увернуться
от нее было не так-то просто.
     В огромном кожаном мешке торговца тоже погромыхивало.  Он шел от дома к
дому,  выкрикивая странные  названия  таившихся  в  мешке  штуковин, и вдруг
остановился перед подстриженной вкривь и вкось лужайкой.
     Трава? Нет, не то. Торговец поднял глаза. А, вот оно.
     На траве, выше по отлогому склону, - двое мальчишек. Схожие и ростом, и
обликом,  сидят и вырезают свистульки из бузины, беспечно болтая о прошлом и
будущем,  сидят, вполне  довольные собой. Этим  летом ничего  в Гринтауне не
обошлось без  них, отсюда до озера и еще дальше - до реки, на каждой вольной

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.