Случайный афоризм
Тему не выбирают. В том и состоит секрет шедевра, что тема есть отражение темперамента писателя. Гюстав Флобер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Рэй Брэдбери. Надвигается беда

     С благодарностью Дженет Джонсон, учившей  меня писать рассказы,  и Сноу
Лонгли  Хауш, учившей меня  поэзии в  лос-анжелесской средней  школе,  очень
давно, и  Джеку  Гассу, помогавшему мне в работе над этим романом, не так уж
давно.

     Не удержишь то, что любишь.
     У. Б. Йейтс

     Потому  что они  не заснут,  если не сделают  зла; пропадает сон у них,
если они  не доведут кого до падения; ибо они  едят  хлеб беззакония  и пьют
вино хищения.
     Книга Притчей Соломоновых, 4, 16-17

     Мне неизвестно толком, чем все это кончится, но что бы там  ни было,  я
иду навстречу концу, смеясь.
     Стабб в "Моби Дике", гл. XXXIX
     ПРОЛОГ
     Главное  дело  -  стоял октябрь,  месяц, особенный для  мальчишек. Само
собой,  остальные месяцы тоже  не похожи друг на друга, просто, как  говорят
пираты, одни получше, другие похуже. Взять вот сентябрь - плохой месяц: надо
в школу идти. Август не в пример лучше - до школы еще не близко.
     Июль - ну, июль замечательный: куда ни глянь, на школу и намека нет. Ну
а уж июнь лучше  всех: школьные  двери  нараспашку, а  до сентября - миллион
лет.
     А  теперь  взять  октябрь. Уже месяц, как началась школьная тягомотина,
значит, к узде пообвык, и дальше пойдет легче.
     Уже можно  выкроить  время  и  поразмыслить, чего  бы этакого  особенно
гадкого подкинуть на крыльцо старому Приккету, или что  за прелесть мохнатый
обезьяний  костюм,  дожидающийся праздника  у ХСМ (ХСМ -  Христианский  Союз
Молодежи) в последний вечер месяца.
     А если дело, к  примеру, происходит еще  и в двадцатых числах, и  небо,
оранжевое,  как апельсин,  слегка пахнет  дымом,  то  кажется,  что  Хэллуин
/Хэллуин - вечер 31 октября -  канун Дня Всех Святых. Отмечается карнавалами
и  веселыми розыгрышами/ в суматохе метел  и хлопанье  простынь на ветру так
никогда и не наступит.
     Но вот в один странный, дикий, мрачный, долгий год Хэллуин пришел рано,
и случилось это двадцать четвертого октября в три часа после полуночи.
     К этому  времени  Джеймсу  Найтшеду с 97-й  Дубовой  улицы  исполнилось
тринадцать лет одиннадцать месяцев и двадцать три дня от роду, а соседу его,
Вильяму Хэллуэю, - тринадцать лет одиннадцать месяцев и двадцать четыре дня.
Оба почти коснулись четырнадцатилетия, вот-вот оно затрепыхается в руках.
     В  ту октябрьскую неделю им обоим выпала ночь, когда они выросли сразу,
вдруг, и навсегда распрощались с детством...
     ЧАСТЬ I ПРИБЫТИЕ
     Глава 1
     Продавец громоотводов прибыл как раз перед бурей.  На  склоне облачного
октябрьского  дня  он  шел  по  улице  Гринтауна,  Иллинойс,  и  внимательно
поглядывал по  сторонам. А  вслед за ним, пока  еще в отдалении, стая молний
долбила землю, там огромным зубастым зверем  ворочалась  гроза, и увернуться
от нее было не так-то просто.
     В огромном кожаном мешке торговца тоже погромыхивало.  Он шел от дома к
дому,  выкрикивая странные  названия  таившихся  в  мешке  штуковин, и вдруг
остановился перед подстриженной вкривь и вкось лужайкой.
     Трава? Нет, не то. Торговец поднял глаза. А, вот оно.
     На траве, выше по отлогому склону, - двое мальчишек. Схожие и ростом, и
обликом,  сидят и вырезают свистульки из бузины, беспечно болтая о прошлом и
будущем,  сидят, вполне  довольные собой. Этим  летом ничего  в Гринтауне не
обошлось без  них, отсюда до озера и еще дальше - до реки, на каждой вольной

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.