Случайный афоризм
В деле сочинительства всякий (сужу по себе) делает не то, что хочет, а то, что может - и насколько удастся. Иван Сергеевич Тургенев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Молча поднялся  Грэнджер.  Бормоча под  нос  проклятья, он  ощупал свои
руки, ноги. Слезы текли по его щекам. Тяжело передвигая ноги, он спустился к
реке и взглянул вверх по течению.
     - Города нет,-  промолвил он после долгого молчания.-  Ничего не видно.
Так,  кучка  пепла.  Город  исчез.-  Он  опять помолчал,  потом  добавил:  -
Интересно,  многие  ли  понимали,  что  так  будет?  Многих ли  это  застало
врасплох? А Монтэг думал: сколько еще городов погибло в других частях света?
Сколько их погибло в нашей стране? Сто, тысяча?
     Кто-то достал  из  кармана  клочок бумаги,  чиркнул спичкой, на  огонек
положили пучок травы и горсть сухих листьев. Потом стали подбрасывать ветки.
Влажные ветки  шипели и трещали, но вот наконец костер вспыхнул,  разгораясь
все жарче и жарче. Взошло солнце. Люди медленно  отвернулись от реки и молча
придвинулись к  костру, низко  склоняясь над огнем. Лучи солнца коснулись их
затылков.
     Грэнджер развернул промасленную бумагу и вынул кусок бекона.
     - Сейчас мы позавтракаем, а  потом  повернем обратно  и пойдем вверх по
реке. Мы будем нужны там.
     Кто-то подал небольшую сковородку, ее поставили  на огонь. Через минуту
на  ней  уже  шипели  и  прыгали кусочки бекона,  наполняя  утренний  воздух
аппетитном запахом.
     Люди молча следили за этим ритуалом.
     Грэнджер смотрел в огонь.
     - Феникс,- сказал он вдруг.
     - Что?
     -  Когда-то в  древности  жила на  свете  глупая птица  Феникс.  Каждые
несколько  сот лет она сжигала себя на костре. Должно быть, она была близкой
родней человеку. Но, сгорев, она всякий раз снова возрождалась из пепла. Мы,
люди,  похожи  на эту  птицу. Однако у нас  есть преимущество перед ней.  Мы
знаем,  какую глупость  совершили. Мы знаем все глупости, сделанные  нами за
тысячу  и  более  лет. А раз мы это знаем  и все  это  записано и  мы  можем
оглянуться назад  и увидеть  путь, который мы прошли,  то есть  надежда, что
когда-нибудь  мы  перестанем сооружать  эти дурацкие  погребальные костры  и
кидаться в огонь. Каждое новое поколение оставляет нам людей, которые помнят
об ошибках человечества.
     Он снял сковородку с  огня  и дал ей немного остынуть. Затем все молча,
каждый думая о своем, принялись за еду.
     - Теперь мы пойдем  вверх по реке,- сказал  Грэнджер.-  И помните одно:
сами по себе мы ничего не  значим. Не мы важны, а то, что мы храним в  себе.
Когда-нибудь  оно пригодится людям. Но заметьте -  даже в те давние времена,
когда мы свободно  держали книги в руках, мы  не использовали всего, что они
давали нам. Мы продолжали  осквернять память  мертвых,  мы плевали на могилы
тех, кто жил до нас. В ближайшую неделю, месяц, год мы всюду будем встречать
одиноких людей.  Множество одиноких людей. И когда они  спросят  нас, что мы
делаем, мы ответим: мы вспоминаем. Да, мы память человечества,  и поэтому мы
в  конце концов  непременно победим. Когда-нибудь мы вспомним так много, что
соорудим самый большой  в истории экскаватор, выроем  самую  глубокую, какая
когда-либо била,  могилу  и навеки похороним в  ней войну. А  теперь в путь.
Прежде всего мы должны построить фабрику зеркал.  И в ближайший год выдавать
зеркала, зеркала,  ничего, кроме зеркал, чтобы человечество могло хорошенько
рассмотреть в них себя.
     Они кончили  завтракать и погасили  костер. Вокруг я.-х день разгорался
все  ярче,  словно  кто-то  подкручивал  фитиль  в огромной лампе  с розовым
абажуром. Летевшие было птицы вернулись и снова щебетали в ветвях деревьев.
     Монтэг двинулся  в путь. Он шел  на север. Оглянув-шись, он увидел, что
все идут  за ним. Удивленный, он  посторонился,  чтобы  пропустить Грэнджера
вперед, но тот только посмотрел на него и молча кивнул. Монтэг пошел вперед.
Он взглянул на реку, и на небо, и на ржавые рельсы в  траве, убегающие туда,
где были фермы и  сеновалы, полные  сена, и куда под покровом ночи приходили
люди, покидавшие города. Когда-нибудь потом, через месяц или  полгода, но не
позже, чем через  год, он опять пройдет, уже один, по  этим местам  и  будет

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.