Случайный афоризм
Писать - значит предоставлять другим заботу о завершенности твоего слова. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

юг. Монтэг еще теснее прижался к земле, словно хотел  врасти в нее, и плотно
зажмурил глаза. Только  раз он приоткрыл их и  в  это мгновенье  увидел, как
город  поднялся  на воздух.  Казалось, бомбы и город поменялись местами. Еще
одно  невероятное  мгновенье  -  новый  и  неузнаваемый,  с  неправдоподобно
высокими зданиями, о каких не мечтал ни один строитель, зданиями, сотканными
из брызг раздробленного цемента, из блесток разорванного в клочки металла, в
путанице  обломков,  с  переместившимися  окнами и  дверями,  фундаментом  и
крышами, сверкая яркими красками,  как водопад,  который  взметнулся  вверх,
вместо того чтобы свергнуться вниз, как фантастическая фреска, город замер в
воздухе, а затем рассыпался и исчез.
     Спустя несколько секунд грохот далекого взрыва  принес Монтэгу  весть о
гибели города.
     Монтэг лежал на земле. Мелкая цементная пыль засыпала ему глаза, сквозь
плотно  сжатые  губы  набилась  в  рот.  Он  задыхался  и  плакал.  И  вдруг
вспомнил...  Да, да, я  вспомнил  что-то! Что  это, что? Экклезиаст! Да, это
главы из  Экклезиаста и Откровения. Скорей, скорей,  пока я  опять не забыл,
пока  не  прошло  потрясение,  пока  не  утих  ветер.  Экклезиаст,  вот  он!
Прижавшись  к  земле,  еще  вздрагивающей от взрывов, он  мысленно  повторял
слова,  повторял  их  снова и снова, и они были  прекрасны и  совершенны,  и
теперь  реклама зубной  пасты  Денгэм не  мешала ему. Сам проповедник  стоял
перед ним и смотрел на него... - Вот  и все,-  произнес кто-то. Люди лежали,
судорожно  глотая воздух, словно выброшенные на берег рыбы. Они цеплялись за
землю, как ребенок  инстинктивно цепляется  за знакомые предметы, пусть даже
мертвые  и  холодные. Впившись пальцами  в  землю и широко разинув рты, люди
кричали, чтобы уберечь свои  барабанные перепонки от  грохота взрывов, чтобы
не  дать  помутиться  рассудку.   И   Монтэг   тоже   кричал,  всеми  силами
сопротивляясь ветру, который резал ему лицо, рвал губы, заставлял кровь течь
из носу.
     Монтэг лежа видел, как мало-помалу оседало густое облако пыли, вместе с
тем великое  безмолвие опускалось на землю.  И  ему казалось,  что  он видит
каждую крупинку  пыли,  каждый стебелек травы,  слышит каждый шорох,  крик и
шепот,  рождавшийся  в этом новом мире. Вместе с  пылью  на землю опускалась
тишина, а с ней и спокойствие, столь  нужное им для того, чтобы  оглядеться,
вслушаться  и вдуматься,  разумом  и  чувствами постигнуть  действительность
нового дня.
     Монтэг взглянул  на  реку.  Может быть,  мы  пойдем  вдоль  берега?  Он
посмотрел  на старую  железнодорожную колею.  А может  быть,  мы пойдем этим
путем?  А  может быть,  мы  пойдем по большим дорогам? И  теперь у нас будет
время все  разглядеть  и все запомнить.  И  когда-нибудь  позже,  когда  все
виденное уляжется где-то в нас, оно снова выльется наружу в наших словах и в
наших делах. И  многое  будет неправильно. но  многое окажется именно таким,
как нужно. Д  сейчас мы начнем наш путь, мы будем идти и смотреть на мир, мы
увидим, как он  живет, говорит,  действует,  как он  выглядит на самом деле.
Теперь я  хочу видеть  все!  И  хотя то,  что я увижу,  не  будет еще  моим.
когда-нибудь  оно сольется со мной  воедино  и станет моим "я".  Посмотри же
вокруг,  посмотри на  мир,  что  лежит перед тобой!  Лишь  тогда ты  сможешь
по-настоящему прикоснуться к нему, когда он глубоко проникнет в тебя, в твою
кровь  и  вместе с  ней  миллион раз за  день обернется в твоих жилах. Я так
крепко ухвачу его, что он уже больше не ускользнет от меня.  Когда-нибудь он
весь будет в моих руках, сейчас  я уже чуть-чуть коснулся его пальцем. И это
только начало.
     Ветер утих.
     Еще какое-то время  Монтэг и остальные лежали  а полузабытьи, на  грани
сна и пробуждения, еще  не в силах  подняться и начать новый день с тысячами
забот и обязанностей: разжигать костер, искать пищу, двигаться,  идти, жить.
Они  моргали,  стряхивая  пыль  с  ресниц.  Слышалось  их  дыхание,  вначале
прерывистое и частое, потом все более ровное и спокойное.
     Монтэг приподнялся и сел. Однако  он не сделал попытки  встать на ноги.
Его  спутники  тоже зашевелились.  На  темном  горизонте алела узкая полоска
зари. В воздухе чувствовалась прохлада, предвещающая ДОЖДЬ.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.