Случайный афоризм
Писатель может сделать только одно: честно наблюдать правду жизни и талантливо изображать ее; все прочее - бессильные потуги старых ханжей. Ги де Мопассан (Анри Рене Альбер Ги Мопассан)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сеятеля, и тотчас же  с  ужасающей быстротой, и вместе с  тем  так медленно,
бомбы  стали  падать  на  пробуждающийся  ото   сна   город.   В   сущности,
бомбардировка  закончилась,  как только  самолеты,  мчась со скоростью  пять
тысяч  миль в час, приблизились к цели и приборы предупредили о ней пилотов.
И столь же молниеносно, как взмах серпа, окончилась  война. Она окончилась в
тот момент, когда пилоты  нажали рычаги бомбосбрасывателей. А за последующие
три секунды, всего  три  секунды,  пока бомбы не упали  на  цель,  вражеские
самолеты  уже  прорезали  все  обозримое  пространство  и ушли за  горизонт.
невидимые, как невидима пуля в бешеной быстроте своего полета, и не знакомый
с огнестрельным оружием дикарь не верит в нее, ибо  ее не  видит, но  сердце
его уже пробито,  тело, как подкошенное, падает на землю, кровь вырвалась из
жил, мозг тщетно пытается задержать  последние обрывки  дорогих воспоминаний
и, не успев даже понять, что случилось, умирает.
     Да,  в  это трудно было  поверить. То был  один-единственный мгновенный
жест. Но Монтэг видел этот взмах железного кулака,  занесенного  над далеким
городом, он знал, что сейчас последует рев самолетов, который, когда уже все
свершилось,  внятно скажет: разрушай, не  оставляй  камня на камне, погибни.
Умри.
     На какое-то  мгновенье Монтэг  задержал бомбы в  воздухе,  задержал  их
протестом разума,  беспомощно  поднятыми вверх  руками. "Бегите! - кричал он
Фаберу.- Бегите! - кричал он Клариссе. - Беги, беги!" - взывал он к Милдред.
И тут  же вспомнил: Кларисса умерла, а Фабер покинул город, где-то по долине
меж гор мчится  сейчас пятичасовой  автобус,  держа  путь  из одного объекта
разрушения в другой. Разрушение еще не наступило, оно еще  висит  в воздухе,
но оно неизбежно.  Не успеет автобус пройти  еще пятидесяти ярдов по дороге,
как  место  его назначения перестанет существовать, а  место  отправления из
огромной столицы превратится в  гигантскую кучу  мусора. А Милдред?..  Беги,
беги!
     В какую-то долю секунды, пока бомбы еще висели в воздухе, на расстоянии
ярда, фута,  дюйма от крыши отеля, в одной  из  комнат он увидел Милдред. Он
видел, как, подавшись вперед, она всматривалась в мерцающие стены, с которых
не умолкая говорили с ней "родственники". Они тараторили и болтали, называли
ее  по имени, улыбались ей,  но ничего не  говорили о бомбе, которая повисла
над ее  головой,-  вот уже только полдюйма,  вот  уже только четверть  дюйма
отделяют  смертоносный  снаряд от крыши  отеля. Милдред  впилась  взглядом в
стены, словно там  была  разгадка ее  тревожных бессонных  ночей. Она  жадно
тянулась к ним, словно хотела броситься в  этот водоворот красок и движения,
нырнуть в него, окунуться, утонуть в его призрачном веселье.
     Упала первая бомба.
     - Милдред!
     Быть может - но узнает ли  кто об этом? - быть может, огромные радио- и
телевизионные станции с их  бездной  красок, света и пустой болтовни первыми
исчезли с лица земли?
     Монтэг, бросившийся плашмя на  землю, увидел,  почувствовал  - или  ему
почудилось, что он видит,  чувствует,- как  в  комнате Милдред вдруг погасли
стены, как  они  из волшебной  призмы  превратились  в простое  зеркало,  он
услышал  крик Милдред, ибо  в миллионную долю той секунды,  что  ей осталось
жить, она увидела на  стенах свое лицо, лицо, ужасающее своей пустотой, одно
в пустой комнате, пожирающее глазами самое себя. Она поняла наконец, что это
ее собственное  лицо,  что это она сама, и быстро взглянула на потолок,  и в
тот  же миг все  здание  отеля  обрушилось на нее и  вместе  с сотнями  тонн
кирпича,  металла,  штукатурки, дерева  увлекло ее вниз,  на  головы  других
людей, а потом все ниже и ниже  по этажам, до самого подвала,  и там, внизу,
мощный взрыв бессмысленно и нелепо по кончил с ними раз и навсегда.
     -  Вспомнил! - Монтэг прильнул к земле.-  Вспомнил! Чикаго! Это было  в
Чикаго много лет назад.  Милли и я. Вот где  мы встретились! Теперь помню. В
Чикаго. Много лет назад.
     Сильный взрыв  потряс  воздух.  Воздушная волна прокатилась  над рекой,
опрокинула людей, словно костяшки домино, водяным смерчем прошлась по  реке,
взметнула черный  столб  пыли и, застонав в  деревьях, пронеслась дальше, на

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.