Случайный афоризм
Писатель, если он настоящий писатель, каждый день должен прикасаться к вечности или ощущать, что она проходит мимо него. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Этого не может быть! - воскликнул Монтэг.
     - Нет, это так, - ответил, улыбаясь,  Грэнджер. Мы  тоже сжигаем книги.
Прочитываем книгу, а потом  сжигаем, чтобы ее у нас не нашли. Микрофильмы не
оправдали себя. Мы  постоянно скитаемся, меняем  места,  пленку  пришлось бы
где-нибудь закапывать, потом  возвращаться за нею, а это сопряжено с риском.
Лучше  все  хранить  в  голове,  где  никто  ничего  не  увидит,  ничего  на
заподозрит. Все  мы  - обрывки и кусочки истории, литературы, международного
права. Байрон,  Том Пэйн, Макиавелли. Христос  - все здесь, в наших головах.
Но уже  поздно. И началась война.  Мы  здесь,  а  город  там, вдали, в своем
красочном уборе. О чем вы задумались, Монтэг?
     -  Я  думаю, как  же я был глуп,  когда  пытался  бороться собственными
силами. Подбрасывал книги в дома пожарных и давал сигнал тревоги.
     - Вы делали,  что могли. В масштабах всей страны это дало бы прекрасные
результаты. Но наш путь борьбы проще и, как нам кажется, лучше. Наша  задача
- сохранить  знания, которые нам  еще  будут нужны, сберечь  их в  целости и
сохранности. Пока  мы  не хотим никого задевать и  никого  подстрекать. Ведь
если  нас  уничтожат,  погибнут  и знания, которые мы храним, погибнут, быть
может,  навсегда.  Мы в  некотором  роде самые  мирные  граждане: бродим  по
заброшенным колеям, ночью прячемся в горах. И горожане оставили нас в покое.
Иной раз нас останавливают и обыскивают,  но никогда не находят  ничего, что
могло бы дать  повод  к аресту. У нас очень гибкая, неуловимая, разбросанная
по  всем  уголкам  страны  организация.  Некоторые   из   нас  сделали  себе
пластические операции - изменили свою внешность и отпечатки пальцев.  Сейчас
нам очень тяжело:  мы ждем, чтобы поскорее началась и  кончилась война.  Это
ужасно, но тут мы ничего не можем сделать. Не  мы управляем страной, мы лишь
ничтожное  меньшинство, глас  вопиющего в  пустыне.  Когда  война  кончится,
тогда, может быть, мы пригодимся.
     - И вы думаете, вас будут слушать?
     - Если  нет, придется  снова ждать. Мы  передадим  книги из уст  в уста
нашим  детям,  а наши дети в свою очередь передадут другим. Многое, конечно,
будет потеряно. Но  людей нельзя силком заставить  слушать. Они  должны сами
понять,  сами  должны  задуматься  над  тем,  почему  так вышло,  почему мир
взорвался у них под ногами. Вечно так продолжаться не может.
     - Много ли вас?
     - По дорогам, на заброшенных железнодорожных колеях нас сегодня тысячи,
с виду  мы - бродяги, но  в головах у нас  целые хранилища книг. Вначале все
было стихийно. У каждого была какая-то книга, которую он хотел запомнить. Но
мы встречались  друг с другом, и за эти  двадцать или более  лет  мы создали
нечто вроде организации  и  наметили  план действий. Самое главное, что  нам
надо было понять,  - это что  сами по себе  мы ничто, что  мы не должны быть
педантами  или чувствовать  свое превосходство над другими людьми. Мы  всего
лишь  обложки книг,  предохраняющие  их от порчи и  пыли, -  ничего  больше.
Некоторые  из  нас  живут  в небольших городках. Глава первая  из книги Торо
"Уолден" живет в Грин Ривер, глава вторая - в Уиллоу Фарм, штат Мэн. В штате
Мэриленд  есть городок с населением всего  в двадцать  семь человек, так что
вряд ли туда станут  бросать бомбы,  в  этом городке  у  нас хранится полное
собрание трудов  Бертрана Рассела. Его  можно взять  в руки, как книгу, этот
городок,  и  полистать страницы,- столько-то  страниц в голове у  каждого из
обитателей. А когда  война  кончится, тогда в один  прекрасный день, в  один
прекрасный год книги снова можно будет написать, созовем всех этих  людей, и
они прочтут наизусть все, что  знают, и мы все это напечатаем  на бумаге.  А
потом, возможно,  наступит новый  век  тьмы  и придется  опять все  начинать
сначала. Но у человека есть одно замечательное свойство: если приходится все
начинать сначала, он не отчаивается и не теряет мужества,  ибо он знает, что
это очень важно, что это стоит усилий.
     --------------------------------------------------------------------
     "Уолден.  или  Жизнь  в  лесах"   -   известное  произведение  классика
американской литературы XIX века Генри Давида Торо.
     --------------------------------------------------------------------
     - А сейчас что мы будем делать? - спросил Монтэг.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.