Случайный афоризм
То, что написано без усилий, читается, как правило, без удовольствия. Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

пришлось  сконструировать  специальную машину.  Нового в ней, правда, только
оптическая  линза,  остальное  давно  известно.  Врач  тут  не  нужен.  Двое
техников, и  через полчаса все кончено. Однако надо идти,- они направились к
выходу.- Только что получили по радио новый вызов. В десяти кварталах отсюда
еще кто-то проглотил всю коробочку со снотворным.  Если  опять  понадобимся,
звоните. А ей теперь нужен только покой. Мы  ввели ей тонизирующее средство.
Проснется очень голодная. Пока!
     И люди с сигаретами в тонких, плотно сжатых губах, люди с холодным, как
у  гадюки, взглядом, захватив с собой машины и шланг, захватив ящик с жидкой
меланхолией и темной густой массой, не имеющей названия, покинули комнату.
     Монтэг  тяжело  опустился  на стул  и  вгляделся в  лежащую  перед  ним
женщину.  Теперь ее  лицо было спокойно, глаза  закрыты, протянув  руку,  он
ощутил на ладони теплоту ее дыхания.
     - Милдред,- выговорил он наконец.
     "Нас слишком много,-  думал он.- Нас  миллиарды,  и  это слишком много.
Никто не знает друг  друга. Приходят чужие  и насильничают над  тобой. Чужие
вырывают у тебя сердце, высасывают кровь. Боже мой, кто были эти люди?  Я их
в жизни никогда не видел".
     Прошло полчаса.
     Чужая  кровь  текла  теперь  в жилах  этой  женщины,и эта  чужая  кровь
обновила ее.  Как  порозовели  ее  щеки, какими свежими  и алыми стали губы!
Теперь   выражение  их   было  нежным  и  спокойным.   Чужая   кровь  взамен
собственной...
     Да,  если  бы можно было заменить  также и плоть ее,  и мозг, и память!
Если бы можно было самую  душу ее отдать в чистку, чтобы ее там разобрали на
части, вывернули карманы, отпарили, разгладили, а утром принесли  обратно...
Если бы можно!..
     Он  встал, поднял  шторы и,  широко  распахнув окна, впустил  в комнату
свежий  ночной воздух.  Было два  часа ночи. Неужели прошел всего час с  тех
пор, как он встретил на улице Клариссу Маклеллан, всего час  с тех пор,  как
он вошел в эту темную комнату и задел ногой маленький хрустальный флакончик?
Один только час,  но как все изменилось - исчез, растаял тот, прежний мир  и
вместо него возник новый, холодный и бесцветный.
     Через  залитую  лунным светом  лужайку до Монтэга  долетел  смех.  Смех
доносился  из  дома, где жили Кларисса, ее отец  и мать  и  ее дядя, умевший
улыбаться так просто  и спокойно. Это был искренний и радостный  смех,  смех
без принуждения, и доносился он в этот поздний час из ярко освещенного дома,
в то время как все дома вокруг были погружены в молчание и мрак.
     Монтэг слышал голоса беседующих людей, они что-то говорили, спрашивали,
отвечали, снова и снова сплетая магическую ткань слов.
     Монтэг вышел через стеклянную дверь  и, не отдавая себе  отчета  в том,
что делает,  пересек  лужайку. Он остановился в тени возле дома,  в  котором
звучали голоса. и ему вдруг подумалось,  что  если он захочет, то может даже
подняться  на крыльцо, постучать в  дверь и прошептать: "Впустите меня. Я не
скажу ни слова. Я буду молчать. Я только хочу послушать, о чем вы говорите".
     Но он не  двинулся  с  места. Он все  стоял, продрогший,  окоченелый, с
лицом, похожим на ледяную маску,  слушая,  как мужской голос  (это, наверно,
дядя) говорит спокойно и неторопливо:
     -  В  конце  концов, мы  живем  в век, когда  люди уже  не представляют
ценности. Человек в  наше время -  как бумажная салфетка: в  нее сморкаются,
комкают, выбрасывают, берут  новую, сморкаются,  комкают, бросают... Люди не
имеют своего  лица. Как можно  болеть за  футбольную команду своего  города,
когда  не  знаешь  ни программы  матчей,  ни  имен  игроков?  Ну-ка,  скажи,
например, в какого цвета фуфайках они выйдут на поле?
     Монтэг побрел назад к своему дому. Он оставил окна открытыми, подошел к
Милдред, заботливо укутал ее  одеялом и  лег  в свою  постель.  Лунный  свет
коснулся  его скул, глубоких морщинок  нахмуренного лба, отразился в глазах,
образуя в каждом крошечное серебряное бельмо.
     Упала первая капля дождя. Кларисса. Еще капля. Милдред. Еще одна. Дядя.
Еще одна. Сегодняшний пожар. Одна.  Кларисса. Другая, Милдред. Третья. Дядя.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.