Случайный афоризм
Мы думаем особенно напряженно в трудные минуты жизни, пишем же лишь тогда, когда нам больше нечего делать. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Бог  весть,  сколько  он  так простоял,  отдаваясь нелепой, но приятной
фантазии,  будто  он лесной зверь, которого свет  костра  выманил из чащи. У
него были  влажные в густых  ресницах глаза, гладкая шерсть, шершавый мокрый
нос,  копыта, у него были ветвистые  рога, и если бы кровь его  пролилась на
землю,  запахло  бы  осенью.   Он  долго  стоял,  прислушиваясь   к  теплому
потрескиванию костра.
     Вокруг костра была тишина, и тишина была  на лицах  людей, и было время
посидеть  под  деревьями вблизи  заброшенной  колеи и  поглядеть  на мир  со
стороны, обнять его  взглядом, словно мир весь сосредоточился здесь, у этого
костра, словно  мир  - это лежащий на углях  кусок  стали,  который эти люди
должны  были  перековать заново. И не только огонь казался иным. Тишина тоже
была  иной.  Монтэг подвинулся  ближе  к этой  особой  тишине,  от  которой,
казалось, зависели судьбы мира.
     А затем он услышал голоса, люди говорили, но он не мог еще разобрать, о
чем. Речь их текла спокойно, то громче, то тише,- перед говорившими был весь
мир,  и они не  спеша разглядывали его, они  знали землю, знали  леса, знали
город,  лежащий  за рекой, в конце  заброшенной  железнодорожной колеи.  Они
говорили обо  всем, и  не было вещи,  о  которой они не  могли бы  говорить.
Монтэг чувствовал это по живым  интонациям их  голосов, по  звучавшим  в них
ноткам изумления и любопытства. А потом кто-то из говоривших поднял глаза  и
увидел  Монтэга, увидел в первый, а  может быть,  и  в седьмой раз, и чей-то
голос окликнул его:
     - Ладно, можете не прятаться. Монтэг отступил в темноту.
     - Да уж  ладно,  не  бойтесь,- снова прозвучал тот же голос.  - Милости
просим к нам.
     Монтэг медленно подошел. Вокруг костра сидели пятеро стариков, одетых в
темно-синие из грубой холщовой ткани брюки и  куртки и такие же  темно-синие
рубашки. Он не знал, что им ответить.
     - Садитесь,  - сказал человек,  который, по всей  видимости, был  у них
главным. - Хотите кофе?
     Монтэг  молча смотрел,  как темная дымящаяся  струйка льется в складную
жестяную кружку, потом кто-то протянул ему эту кружку. Он неловко отхлебнул,
чувствуя на себе любопытные  взгляды. Горячий кофе обжигал губы. но это было
приятно. Лица сидевших вокруг него заросли густыми бородами, но  бороды были
опрятны и аккуратно подстрижены. И  руки  у  этих людей  тоже  были чисты  и
опрятны. Когда  он подходил к  костру, они все поднялись, приветствуя гостя,
но теперь снова уселись. Монтэг пил кофе.
     - Благодарю,- сказал он.- Благодарю вас от всей души.
     - Добро пожаловать, Монтэг. Меня зовут Грэнджер. - Человек, назвавшийся
Грэнджером,  протянул  ему  небольшой  флакон  с  бесцветной  жидкостью.   -
Выпейте-ка и  это  тоже. Это  изменит химический  индекс вашего пота.  Через
полчаса вы уже будете пахнуть не как вы, а как двое совсем других людей. Раз
за вами  гонится Механический пес, то не мешает вам опорожнить эту бутылочку
до конца.
     Монтэг выпил горьковатую жидкость.
     - От вас будет разить, как от козла, но это не важно,- сказал Грэнджер.
     - Вы знаете мое имя? - удивленно спросил Монтэг.
     Грэнджер кивком  головы указал  на портативный  телевизор,  стоявший  у
костра:
     - Мы следили за погоней. Мы так и думали, что  вы спуститесь по реке на
юг, и когда потом  услышали, как вы ломитесь сквозь чащу, словно шалый лось,
мы  не спрятались,  как  обычно  делаем.  Когда геликоптеры вдруг  повернули
обратно  к  городу,  мы  догадались,  что вы  нырнули  в  реку.  А  в городе
происходит что-то странное. Погоня продолжается, но в другом направлении.
     - В другом направлении?
     - Давайте проверим.
     Грэнджер включил портативный телевизор. На экранчике замелькали краски,
с  жужжанием  заметались тени,  словно  в этом маленьком  ящичке был  заперт
какой-то кошмарный сон, и странно было, что здесь, в лесу, можно взять его в
руки, передать другому. Голос диктора кричал:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.